«У нас есть все, что способствовало созданию Кремниевой долины»

22 June 2020

(Русский)

Президент ассоциации IT-компаний Таганрога BrainHorn Максим Болотов считает, что у Ростовской области есть окно возможностей для формирования в Таганроге мощного IT-кластера.

В ассоциацию BrainHorn вошли 8 крупных IT-компаний Таганрога. Всего за год работы они успели провести множество научных лекций, олимпиад для школьников и студентов, а также крупное open air шоу для молодежи, интересующейся IT. В ближайшее время планируют усилить онлайн-активность и работу со школами.

N: — На страничке ассоциации я читала о цели ее создания. В одном случае говорится о повышении привлекательности жизни IT-специалистов города, а в другом — о популяризации IT. Все-таки какую цель преследуют участники ассоциации, объединяясь вместе, и почему это для них важно?

М.Б.: — Это две стороны одной медали. Говоря о привлекательности жизни IT-специалистов, не подразумевать IT в каждом вздохе, в каждом кирпичике очень сложно. Для IT-специалистов очень важно осознавать, что место, где они находятся, классное. Это одна из целей создания ассоциации. Будем решать и смежные задачи, что позволит получить синергетический эффект. Кооперация и сотрудничество зачастую лучше простой конкуренции. Чтобы бизнес был успешным, мы заинтересованы в том, чтобы каждому нашему сотруднику было хорошо. Движущая сила и главная ценность нашего бизнеса — люди. Причем у нас 80% оборота — это деньги, идущие на зарплату. Это бизнес не «про компьютеры или роботы», а бизнес «про людей», которые, используя свои знания, навык и опыт, помогают миру чувствовать себя комфортнее.

N: — Как-то один из руководителей «Программных технологий» высказал мысль о высококвалифицированных кадрах: «Чтобы привлечь их и удержать, нужна не только высокая зарплата, но и комфортная среда для жизни работника и его семьи. А это под силу сделать только властям». Вы с ним солидарны?

М.Б.: — Абсолютно. Это движение должно быть взаимным. Недавно я участвовал в сессии «Новые вызовы. Новые решения» в таганрогской «Точке кипения», где как раз прорабатывали этот вопрос. Наше предложение — чтобы сделать экономический прорыв, надо решить многие задачи (кадров, среды) — находит понимание у чиновников. Губернатор объявил, что в Таганроге будет IT-кластер. Уже на следующий день началась работа в этом направлении.

Страна и мир должны меняться, а в основе изменений лежит IT. У Ростовской области есть окно возможностей: у нас есть все то, что когда-то способствовало созданию Кремниевой долины. BrainHorn в переводе с английского — это место, где много «мозгов». В Таганроге есть бизнес, работающий на экспорт, компетентный в создании цифровых решений, у нас есть кузница кадров — ЮФУ и, наконец, есть государственный заказ на цифровизацию, что дает возможность получить инвестиции. Таганрог — компактное поселение, это город № 1 по объему экспорта IT среди нестоличных городов России, поэтому для создания здесь необходимых условий нужны небольшие инвестиции.

Например, Белоруссии, где создали комфортные условия для IT-специалистов, удалось увеличить объем экспорта IT в несколько раз. В России уже началась гонка за создание комфортных условий для айтишников. Подобные программы есть во многих регионах, поэтому мы в этой гонке, надеюсь только пока, не на первых позициях. Некоторые компании региона уже прописались в «Сколково», и НДФЛ утекает в Москву.

Власти готовы отстаивать интересы Ростовской области, но это процесс не быстрый: нужно создавать программы, выделять на них финансирование. В Таганроге появляются объекты, в которых приятно находиться, например Приморский парк, где наша ассоциация провела первое масштабное мероприятие.

N: — Я читала, что прошлой осенью вы организовали молодежный фестиваль BrainFest для 2000 человек в сжатые сроки. Почему взялись за этот формат? Почему выбрали темой первого фестиваля «Космос»?

М.Б.: — Мы это делали для всех айтишников, которых в Таганроге 1,5-2 тыс., то есть половина всех в Ростовской области. Событие в формате open air было посвящено космосу, а не профессиональной теме, потому что люди и так постоянно учатся на работе. Плюс ко всему, мы хотели заинтересовать наукой молодое поколение, поэтому и тему выбрали несложную и понятную этой возрастной группе.

Мы не давали рекламы, а использовали для продвижения коммуникации, которыми пользуется наша целевая аудитория. К нам приходили все, кому интересно IT, кто хочет связать свою жизнь с IT, тянется к знаниям, стремится к развитию. Это были и старшеклассники, и студенты, и работающие, и семьи.

N: — Каков бюджет мероприятия, кто его финансировал, какой эффект получили?

М.Б.: — По бюджету это чуть дешевле театрального фестиваля. Мероприятие проводилось за счет членских взносов участников ассоциации, было несколько спонсоров, которые внесли свой вклад.

Погода в этот день была разная, но даже когда пошел дождь, людей меньше не стало. Мы хотели, чтобы в сознании наших коллег и партнеров осталась мысль, что Таганрог стоит того, чтобы в нем жить и работать, что здесь проводятся мероприятия, которые соответствуют самому высокому уровню, и в них участвуют коллеги со всего мира. Мы пригласили топовых спикеров из других городов. Эффект не исчисляется сиюминутным результатом, это более сложная стратегия. Когда есть интересный контент, люди охотно приходят и готовы делать свои вклады. Например, ребята, которых мы позвали, сделали прекрасный фудкорт. Надеюсь, что они неплохо заработали.

Мы рассчитываем, что следующий BrainFest будет еще насыщеннее, поскольку потенциальные спонсоры увидели, что он может принести пользу. Изначально планировалось провести его в мае, но помешал коронавирус, перенесли его на сентябрь.

N: — В Таганроге или в целом в Ростовской области проводилось что-то подобное?

М.Б.: — Лет 6 назад ростовское IT-сообщество проводило South Fest на Павло-Очаковской косе, других open air шоу я не припомню. Точкой бифуркации стало возникновение в Ростове IT-парка, после которой Ростовская область пошла по IT-пути. В городе появилось место, куда могут прийти IT-специалисты, стартаперы и т. д., оно ассоциируется с IT, причем на самом высоком уровне. Я не раз слышал от коллег и инвесторов из других регионов: «Поедем в Ростов, потому что там есть классные ребята, которые сделали IT-парк».

N: — Судя по другим проведенным мероприятиям (олимпиады для школьников, Дни открытых дверей в ЮФУ, научные лекции), вы хотите привлечь к себе внимание школьников и студентов. Дефицит кадров — это сейчас главная проблема IT-компаний?

М.Б.: — Я думаю, что это главная проблема всего мира — дефицит IT-кадров. В моей компании «Иностудио Солюшинс» почти сразу после открытия возник центр обучения. Даже во время карантина проводим обучающие онлайн-курсы. Кадры не берутся из ниоткуда. Прежде всего у людей должно меняться мышление, а его необходимо формировать еще со школы или даже с детского сада. Мы хотим прикладывать к этому усилия, чтобы как можно больше людей в Таганроге интересовалось IT, а в ЮФУ поступали лучшие кандидаты.

Не секрет, что хорошие кадры уезжают учиться в Москву. Мы пытаемся сделать так, чтобы и здесь талантливые ребята получали хорошее образование, а потом и работу. «Иностудио Солюшинс» первой из IT-компаний сделала с ЮФУ совместную лабораторию. В первый же год ее работы на практику пришли более 100 студентов. Проект одного из выпускников наших курсов занял 6-е место по стране в конкурсе Russia Android Challenge в номинации «Мыслитель» и завоевал приз зрительских симпатий. У нас хороший контакт с вузом. После образования в ЮФУ на базе «Радика» института компьютерных технологий и информационной безопасности (ИКТИБ) проходил конкурс преподавателей. IT-компании пригласили оценивать их программы, мы могли влиять на то, какие преподаватели и по каким программам будут учить студентов. Эта синергия с вузом очень продуктивна.

N: — Раньше ТРТИ был единственной кузницей ваших кадров, теперь на программистов учат везде. Молодежь, видимо, предпочитает поступать в более крупный Ростов, чем Таганрог, считая, что там жизнь приятнее и перспективнее? Что вы можете этому противопоставить?

М.Б.: — Жители Ростова приезжают поступать в Таганрог, понимая, что здесь они получат образование, которое позволит им реализовать свою мечту. ЮФУ — лидер в регионе по подготовке IT-специалистов, возможно, не всегда хватает информации об этом. Например, наноцентр в Таганроге — один из лучших в стране по подготовке специалистов в области наноэлектроники. Это круто, когда выпускники вуза могут работать в любой фирме мира, в которой производят микропроцессоры.

В Ростове и Новочеркасске развиваются несколько другие направления. Мы не конкурируем, мы дополняем друг друга. Бренд учебного заведения вместе с геопривязкой живет.

N: — Таганрог расположен недалеко от границы, раньше к вам поступали учиться жители Украины, теперь это направление отрезано, логистика города стала неудобная.

М.Б.: — Да, изменилась географическая составляющая, что будет дальше — не знаю. У нас есть Кубань и Ставропольский край, надо бороться за кадры. Но мы общаемся со специалистами Украины, язык IT нас сближает.

N: — Вы говорили, что если продукт произведен компанией, входящей в BrainHorn, то он самого высокого уровня. Почему?

М.Б.: — Если у компании возникает потребность в решении общих задач, находящихся за рамками компании, — это выход на новый уровень развития. Это означает, что она успешная и у нее отлажены соответствующие процессы. Мы все много лет успешно работаем на международных рынках, преимущественно США и Европы, понимая, что именно надо клиентам, и эта экспертиза доступна любому заказчику, который к нам обратится за цифровыми решениями мирового уровня.

N: — Как пандемия повлияла на работу участников ассоциации?

М.Б.: — Большинство компаний и в ассоциации, и в городе довольно крепко стоят на ногах, поэтому в отличие от остальных IT-компаний России не так сильно были подвержены кризисным явлениям. Например, в моей компании некоторые проекты «заморозились», но нам удалось привлечь новые. Более того, для нашей компании эти 2 месяца были наиболее успешными в этом году.

Выручка российских IT-компаний в некоторые недели пандемии падала до 60%, то есть сильнее, чем в отраслях, которые признаны пострадавшими. В среднем выручка отрасли, по оценкам «РУССОФТА», упала на 20-30%. Некоторые компании перестали существовать.

N: — Вы довольны результатами первого года работы ассоциации? Каковы планы на ближайшее время?

М.Б.: — За первый год работы мы осознали, что мы можем делать, к нам присоединились 4 новых участника. Я полностью доволен результатами, год был позитивный. Коронавирус подпортил нам планы с BrainFest, встречами, но мы пытаемся делать перезагрузку, чтобы наша онлайн-активность возросла. Планомерно движемся к нашим целям, расписанным на 3 года вперед, по вовлечению детей в IT.

В ближайшее время хотим усилить работу со школами, чтобы дети больше участвовали в IT-олимпиадах и других мероприятиях. Слово IT должно стать № 1 для школьника. Будем работать и с областью по внедрению сквозного образования.

Source
Related news
IIT Alumni Council to build world’s largest, fastest hybrid quantum computer
Russian IT Companies, Communications Ministry Prepare Measures To Support Industry
Russia Plans $1.1 Billion in Tax Breaks to Lure Tech Companies