(Русский) Александр Малышев, CommuniGate Systems: Контролирующие органы должны чаще смотреть на ситуацию глазами ИТ-разработчиков

16 July 2020

(Русский)

Позиции российских разработчиков внутри страны были серьезно усилены политикой импортозамещения. О том, через какие сложности им приходится проходить, должна ли Россия сопротивляться построению однополярного цифрового мира и какое ПО на самом деле является российским, в интервью CNews рассказал управляющий партнер CommuniGate Systems Russia Александр Малышев.

Группа компаний CommuniGate Systems, основанная российским программистом Владимиром Бутенко, представлена на рынке более четверти века. В начале своей истории она была известна в основном за рубежом, во многом — благодаря своему флагманскому продукту — коммуникационной программной платформе CommuniGate Pro. В 2014 г. команда разработчиков во главе с Владимиром Бутенко поддержала национальную политику импортозамещения, а продукт CommuniGate Pro получил в России второе рождение.

CNews: Благодаря чему ваша коммуникационная платформа оказалась так востребована за рубежом?

Александр Малышев: Российские разработчики, получившие первый опыт работы в конце 80-х, проектировали и реализовывали сложные программные продукты преимущественно на устаревшем и скромном аппаратном обеспечении. Приходилось учиться использовать возможности железа по максимуму, писать рационально, компактно и экономично, бережно относиться к ресурсам памяти, процессора, дисковой системы. Такая школа жизни очень помогла при разработке эффективного коммуникационного ПО.

Верной оказалась и ставка на реализацию стандартных сетевых протоколов и поддержку открытых стандартов.

Недолго поработав в узкой экосистеме Apple, команда Бутенко изменила стратегию. Решение CommuniGate Pro с самого начала разрабатывалось как мультиплатформенное, с доступностью работы на любых платформах — от Unix, Linux, Solaris и Windows до экзотических BeOS или AS/400. Всеядность и нетребовательность к ресурсам в свое время даже породили мем о том, что CommuniGate Pro можно запустить даже на тостере.

CNews: А как же российский рынок?

Александр Малышев: Долгие годы основным рынком для продукта была не Россия. Страна импортировала программное обеспечение. Как в свое время говорил Владимир, «в мире хорошо продается только софт из Калифорнии». Именно поэтому для выхода на мировые рынки нужно было иметь «прописку» и в Европе, и в США. При этом продукт ни на секунду не переставал быть результатом творчества российских программистов и всегда оставался русским де-факто.

В России инсталляции тоже были, и немало. В развивающемся российском сегменте интернета 2000-х годов CommuniGate Pro активно использовался на операторском рынке — «Акадо», «Комстар», «Билайн», «Демос», «Рамблер» — суммарно несколько миллионов пользовательских почтовых ящиков.

До 2014 года решение было представлено и в корпоративном сегменте. На CommuniGate Pro работает как аппарат государственной думы России, так и, например, «АвтоВАЗ». Но если говорить в целом, то вплоть до 2014-2015 годов продукт был более известен как «операторский». Это принесло плоды в деле оптимизации архитектуры платформы, которая используется и по сей день: отказоустойчивая работа в высоконагруженных инсталляциях, возможность быстрой и легкой масштабируемости, нетребовательность к ресурсам.

Целиком и полностью на российский рынок продукт вернуло импортозамещение. Помните название книги из детства — «Хоббит, или туда и обратно»? Владимир Бутенко был, конечно, совсем не хоббит, но он сходил «туда» и уверенно вернулся обратно. То есть, идею с импортозамещения поддержал, как говорится, обеими руками.

CNews: Как совмещается импортозамещение с конкуренцией сегодня?

Александр Малышев: Начинающим российским компаниям и молодому ИТ-бизнесу импортозамещение предоставляет шанс развиваться и получать инвестиции, помогает запускать продажи и обкатывать разработки.

Казалось бы, пусть и в ограниченном контуре, должна была возникнуть здоровая конкуренция. Но вместо этого подчас наблюдаются признаки монополизации и «неспортивного» поведения некоторых производителей. Отдельные программные продукты, которые в рамках импортозамещения в своих нишах оказались в монопольном положении, начинают поставляться по завышенным ценам, иной раз — дороже зарубежных аналогов.

И мы видим в этом потенциальную проблему. Возможная монополизация сегментов и отсутствие конкуренции приведет не только к росту цен для заказчика, снизится качество продуктов, темпы развития. А этого хотелось бы избежать.

Занимая в сегменте унифицированных коммуникаций и почтовых систем для госсектора значимое положение, CommuniGate Systems принципиально выстраивает ценообразование таким образом, чтобы стоимость инсталляций была однозначно ниже, чем у зарубежных аналогов, пусть даже в отсутствие прямой конкуренции с ними. Такое целеполагание позволяет нам эффективно конкурировать с иностранными решениями.

CNews: Ваша конкуренция — эффективна, а если говорить обо всем российском ПО?

Александр Малышев: Сегодня стали появляться зрелые российские программные продукты, которые способны конкурировать с зарубежными аналогами. Но нужно отдавать себе отчет в том, что технологии развиваются стремительно. И чтобы конкурировать на мировом рынке, нельзя стоять на месте. Поэтому сегодня рынок не может себе позволить пожинать первые плоды импортозамещения — времени на раскачку и отдых нет. Производители российского софта обязаны развиваться. Иначе нам на мировой рынок не выйти.

Российское ПО, стимулом роста для которого стала политика импортозамещения, только-только начинает выступать полноценным конкурентом зарубежным продуктам. Мы верим, что это только начало, и здесь важно не сломать правильный тренд, не навредить ему. Причем, независимо от того, используют компании-разработчики экосистему open source или нет, пусть это остается на усмотрение каждого отдельного производителя программного обеспечения. Важно понимать, что не нужно изобретать велосипед с точки зрения мировых стандартов. Они должны быть общемировыми. Важно, чтобы протоколы, стандарты и методы были универсальными и, по возможности, открытыми.

Так что, если кратко отвечать на ваш вопрос: да, российское ПО уже может конкурировать с иностранными аналогами. Только у CommuniGate Pro — свыше 17 тысяч инсталляций для более чем 100 млн пользователей в 53 странах мира.

CNews: Что можно улучшить в реализации политики импортозамещения?

Александр Малышев: На уровне высокого целеполагания она выстроена правильно. А на уровнях ниже, на местах, становится для мелких и средних ИТ-компаний сложным паззлом, который не так-то просто собрать и который очевидно оказывает влияние на конкурентоспособность отрасли в целом.

С какими органами сегодня работает российская компания, занимающаяся разработкой ПО? Понятно, что с налоговой службой, а еще — с Роспатентом, Единым Реестром ПО, ФСТЭК и т.п. Кроме фундаментальных сущностей — гражданского и налогового кодексов — у каждого государственного органа — своя нормативная база, правила, стандарты, требования и даже определения. Какие-то принципы и документы пересекаются или хотя бы находят отражение друг в друге, но во многих вопросах возникает ощущение, что вышеперечисленные органы существуют чуть ли не в отрыве друг от друга. Есть понимание, что контролирующим органам необходимо лучше синхронизироваться, чаще смотреть на ситуацию глазами ИТ-разработчика. Сейчас на помощь отрасли пришли ассоциации (АРПП «Отечественный софт», «РусСофт» и другие) и сообщества, которые направляют разработчиков и отстаивают их права, и это очень правильно. Разработчики могут и должны объединяться для поддержки друг друга, несмотря на возможную конкуренцию.

Отрадно, что президент и правительство России в лице премьер-министра вплотную вовлеклись в проблемы отрасли, поддержали и даже развили инициативы отдельных компаний, ассоциаций и отрасли в целом по модернизации налогообложения, поддержки индустрии и отечественных производителей. Но, опять же, чтобы поддержка и помощь, которые планирует оказывать государство, пошли на пользу, необходимо наладить взаимодействия курирующих ведомств с представителями отрасли, объединений и ассоциаций. Иначе здравые инициативы могут оказаться бременем для производителей в «последней миле».

Другой сложный вопрос — какое ПО можно считать российским? Да, есть разумные требования по бенефициарам и процентам лицензионных отчислений за пределы России. Но насколько такие данные контролируемы «в рабочем режиме» после внесения конкретной разработки в реестр российского ПО? Нет ли в нем разработок, которые в момент внесения соответствовали формальным критериям российского ПО, но таковыми по факту не являлись? Наконец, вопрос приоритетов — какие критерии являются более значимыми, а какие — опциональными.

Взять нашу компанию: с момента возвращения «прописки» в России в 2014 году, CommuniGate Systems Russia и концентрирует прибыль внутри страны (что видно по финансовым документам), и реинвестирует ее здесь же. Это принципиально важный для нас момент. Мы не проводим перечислений или каких-то выплат в сторону иностранных юридических лиц, в рамках нашей бизнес-политики нам незачем это делать. Наличие центра прибыли на территории России и налогообложение в рамках российского законодательства — важный маркер соответствия программного обеспечения статусу российского

CNews: Посоветуете ли вы новым разработчикам выходить на зарубежные рынки, если можно развиваться сугубо в рамках экосистемы России и ближнего зарубежья?

Александр Малышев: CommuniGate Systems более четверти века поставляет свои продукты по всему миру. Поэтому мы знаем: выживают только те решения, которые обладают техническим потенциалом использования, не привязанным к одной стране. Как уже говорилось ранее, важно поддерживать общемировые технологические стандарты и протоколы. Иначе экспорт не будет возможен.

Сегодня помимо CommuniGate Pro на мировом рынке широко известны и продаются еще несколько российских программных продуктов. Этого, конечно же, недостаточно, и нам всем есть, над чем работать. Мы искренне ратуем за то, чтобы больше хороших и качественных российских продуктов выходили на мировой рынок, мы готовы помогать другим компаниям-разработчикам сократить этот путь и избежать подводных камней, которые мы сами с трудом преодолевали долгие годы. Мы считаем, что политика взаимопомощи всегда будет применима и оправдана.

К слову, импортозамещение будет способствовать и обретению цифровой независимости государства. И чем дальше, тем более важную роль этот фактор будет играть в современном мире, в котором кучка предприятий диктует технологическую политику всем странам. Совершенно очевидно, что эти интересы далеко не всегда совпадают с интересами нашей страны, ее жителей и предприятий. Поэтому цифровой суверенитет — это важно. И в этом контексте мы, безусловно, одобряем политику государства.

Сегодня все понимают, что гипотетическая цифровая однополярность мира — это плохо. Налицо — тренд на поиск и внедрение альтернативных решений. Поэтому у национального ПО большие шансы перешагнуть за границы России и стать одной из ведущих статей экспорта российских технологий.

 

Source
Related news
IIT Alumni Council to build world’s largest, fastest hybrid quantum computer
Russian IT Companies, Communications Ministry Prepare Measures To Support Industry
Russia Plans $1.1 Billion in Tax Breaks to Lure Tech Companies