(Русский) Город набирается ума

10 May 2020

(Русский)

В дни самоизоляции цифровые технологии стали играть особую роль. Совершенствовать их пришлось на ходу, перестраиваясь от экспериментов по обучению или работе онлайн на постоянный режим. Регионы тестируют, хоть и не всегда успешно, электронные приложения, помогающие обеспечить безопасность людей во время пандемии коронавирусной инфекции.

Как считает д.э.н, член рабочей группы Госдумы РФ по программам экономической и социальной комиссии “Азиатско-Тихоокеанская информационная супермагистраль” Александр Латкин, от “цифры” нам никуда не уйти. Другой вопрос: как быстро она будет внедряться и для каких целей использоваться?

Александр Павлович, в минувшем году в России была принята национальная программа “Цифровая экономика”. Развитие передовых технологий ставят своим приоритетом власти регионов. Можно ли заключить, что база для перехода на “новые цифровые рельсы” готова?

Александр Латкин: Давайте посмотрим с точки зрения организации и экономики процесса. Действительно, многое делается в области принятия решений на уровне правительств – как всей России, так и субъектов, в том числе дальневосточных. В наших регионах созданы отдельные министерства, например, в Приморье – цифрового развития и связи, в Хабаровском крае – информационных технологий и связи. Это подчеркивает серьезность намерений.

Все происходящие в этой сфере изменения базируются пусть на небольшом, но фундаменте, созданном за последние пять лет во многом по инициативе коммерческих структур. Причем инициативы эти иногда опережали действия властей. Например, Сбербанк и другие банки первыми стали внедрять электронные очереди, и уже оттуда новые технологии ушли в иные сферы – поликлиники, налоговые и другие госструктуры.

Для физических лиц и предпринимателей заработали МФЦ, которые существенно ускоряют получение документов и решение жизненно важных проблем.

В населенных пунктах внедряют элементы системы “умный город”. Например, уличное освещение, работу которого регулируют датчики, видеокамеры, способные распознавать номера машин и лица людей, “умные” автостоянки, светофоры и другие вещи, призванные делать нашу жизнь проще.

В рамках проекта ООН была составлена карта обеспеченности стран АТР информационными системами. Хуже всех на ней выглядят территории российского Дальнего Востока и Северной Кореи

Но это начальный этап. Теперь перед нами стоят более масштабные задачи, ведь во многих странах, в том числе у наших азиатских соседей, процесс ушел далеко вперед. В этой связи некоторое время назад несколько государств предложили создать в рамках ООН “Азиатско-Тихоокеанскую информационную супермагистраль”. Ее задача – обеспечить все уголки стран АТР высокоскоростным и недорогим интернетом. Нам бы, конечно, нужно активнее включиться в работу, и начать можно с Дальнего Востока, где интернет есть далеко не везде. Подтверждением стала нынешняя ситуация, когда мы попытались перейти на дистанционное обучение. Оказалось, что это чрезвычайно тяжелый процесс, в том числе и по техническим причинам. Конечно, через какое-то время будет интересно оценить эффект этого “карантинного” обучения. Но ясно, что на многих территориях проект потерпел фиаско. Ни руководители, ни преподаватели, ни ученики оказались не готовы к переменам.

Почему так получилось?

Александр Латкин: У нас не обеспечен качественный уровень коммуникаций. В регионах ДФО плохо с дорогами, мостами, нет инфраструктурной связи с частью отдаленных территорий. И о каком скоростном интернете в таких условиях можно говорить? В ООН в рамках проекта “Азиатского-Тихоокеанская информационная супермагистраль” составили карту обеспеченности стран информационными системами, и хуже всех на ней выглядели территории российского Дальнего Востока и Северной Кореи. Нам предложили помощь в создании технико-экономического обоснования для обеспечения ДФО высокоскоростным интернетом в рамках проекта ООН. И надо этим воспользоваться.

В городах лучше с интернетом и связью. Может, начинать отсюда? К лету правительство Приморья обещало внедрить в пилотных муниципалитетах практику Подмосковья – создать центр управления регионом, который станет заниматься решением оперативных задач.

Александр Латкин: Это хорошая инициатива. У нас в России есть позитивные примеры по внедрению системы “умный город” и цифровых технологий, и это не только Москва или Подмосковье.

Владивосток тоже подтвердил свои намерения, когда вступил в Ассоциацию умных городов Северо-Восточной Азии со штаб-квартирой в Сеуле. Ассоциация предлагает нам в 2021 году провести большую конференцию по проблематике “умный город”, где будут презентованы лучшие проекты и практики. Причем половину затрат она готова взять на себя. Более того, ассоциация может дать грант на внедрение “умных” городских технологий.

Нам снова что-то мешает?

Александр Латкин: Мы подошли к самому главному. Концепция, идеологическое насыщение и понимание проекта “умный город” у нас и у них не совсем одинаково. И в этом проблема. Мы говорим о внедрении отдельных элементов, а для них стержнем является эффективное, прозрачное государственное управление, включающее все до мелочей. На бытовом уровне это выглядит так: мы проголосовали за ремонт дороги, и теперь в любое время можем зайти на сайт муниципалитета и посмотреть, в какой стадии находится реализация проекта, выбран ли подрядчик, закупили ли материалы и по какой цене. При таком подходе люди в реальном времени могут следить за поступлениями в бюджет, распределением финансов – их, налогоплательщиков, денег.

Такие вещи реализованы в странах АТР давно. Еще лет 20 назад меня поразило, что на портале мэрии южнокорейского Пусана можно увидеть все движения средств. Если бы подобная система была внедрена у нас, мы бы, например, сейчас понимали, сколько недополучит казна Владивостока в апреле из-за того, что часть малого бизнеса прекратила работу. Но самое важное – подобный подход повышает доверие к власти и снижает коррупционные риски.

Source
Related news
Russia’s First Smart City