«Уберизация» медицины буксует

09 November 2018

Начальник управления информационных технологий Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова Дмитрий Курапеев о том, как формируется рынок телемедицины. Закон о телемедицине вступил в силу с 1 января 2018 года. Однако пока лишь немногие клиники могут похвастаться практическим опытом внедрения этой технологии. В Петербурге пионером данного направления выступает НМИЦ им. В.А. Алмазова. «Новый проспект» попросил Дмитрия Курапеева рассказать, что мешает развитию рынка телемедицины в России. Дмитрий Ильич, поясните, что такое телемедицина в вашем понимании. — Иногда возникает путаница в трактовках. Обыватели считают телемедициной видео- или конференц-связь с врачом в режиме реального времени. В качестве примера приводится общение по Skype, который, кстати, как и другие известные мессенджеры и соцсети, не является официальной и безопасной платформой для проведения телемедицинских консультаций. В целом же телемедицина — это область медицины, где применяются современные телекоммуникационные и информационные технологии. То есть, по сути, это инструмент для оказания медицинских услуг. Телемедицина делится на два формата: «врач-врач» и «врач-пациент». Пока в России активнее всего развивается сегмент «врач-врач». Кроме того, существуют такие направления, как телеобучение, телеприсутствие во время операций и диагностических процедур. В разделе «врач-врач» наибольшую долю занимают консультации специалистов. При этом могут объединяться не два человека, а группа врачей в разных частях страны, которые общаются в режиме реального времени по видеосвязи. Такая форма общения называется очной. Есть также заочная форма общения, когда врач или несколько специалистов рассматривают присланный им пакет документов. Надо сказать, что заочные консультации более эффективны. По крайней мере, в Центре Алмазова они занимают 80% от общего объема телемедицинских консультаций. Пока «уберизации» медицины не произошло, как этого ожидал бизнес. И мы не можем официально, в рамках закона, использовать такие сервисы, как Skype или WhatsApp. При этом существует огромный серый рынок таких услуг, когда общение происходит через эти мессенджеры или другие неаттестованные системы. В таком случае личные данные пациента не защищены от утечки. Что препятствует развитию рынка телемедицины? — Сейчас в России действует одно единственное государственное программное обеспечение для оказания телемедицинских услуг. Его разработал Всероссийский центр медицины катастроф (ВЦМК) «Защита» для пилотного проекта, который стартовал в 2016 году по инициативе Минздрава в 21 федеральном центре. Сложность заключается в том, что на сегодняшний день не все госучреждения могут подключиться к этому ПО, не говоря уже о частных. Такую возможность имеют только клиники третьего уровня, то есть признанные высокотехнологичными. Кроме того, у нас разработан собственный модуль для проведения телемедицинских консультаций и консилиумов «врач-врач» совместно с компаниями «Рухэлснет» и «Инфотекс». Мы надеемся, что он будет зарегистрирован в Минздраве в качестве альтернативной информационной системы, и мы сможем провести интеграцию с госуслугами и ЕГИСЗ (Единая государственная информационная система в сфере здравоохранения). Это позволит оказывать телемедицинские консультации абсолютно любым медучреждениям. Частные компании тоже разрабатывают собственное ПО, но пока не могут им пользоваться. А все потому, что в России все еще не прописан регламент регистрации иной, то есть негосударственной информационной системы для телемедицинских услуг, в Минздраве. Когда может появиться такой регламент? — Сложно сказать, мы ожидаем до конца этого года. Получается, что компании, которые уже оказывают телемедицинские услуги, работают незаконно? — Фактически да, их деятельность сейчас лежит за рамками правового поля, потому что оно еще не сформировано окончательно. Например, тот же оператор МТС, который развивает телемедицинские услуги, не может получить доступ к порталу госуслуг для авторизации своих пациентов, и это технический вопрос. Нет регламента, как компания может подключиться к ЕГИСЗ. Нужно, чтобы все пациенты-участники системы телемедицинских услуг были авторизованы и идентифицированы. Для этого, в частности, пациенту нужно зарегистрироваться через сайт госуслуг, и входить в систему для оказания телемедицинских услуг он должен только под своим именем. Врач тоже должен быть идентифицирован в аттестованной системе и использовать квалифицированную электронную подпись для того, чтобы подписать заключение. Фактически пока в частных клиниках могут действовать только личный кабинет пациента и онлайн-запись к врачу, поскольку эти сервисы не нуждаются в авторизации на портале госуслуг, а требуют только соблюдения правил информационной безопасности. В рамках телемедицинских услуг частные клиники стремятся уйти в оказание первичной консультационной помощи, которая ни к чему не обязывает врача. Желание бизнеса работать в этом сегменте понятно. Ведь компании получают доступ к миллионной аудитории, которую можно монетизировать. Например, у человека ОРВИ, и он обращается за помощью в рамках телемедицинских услуг. В конечном счете ему от консультации ни жарко, ни холодно, плюс врач прописывает ему за деньги то, что фармацевт в аптеке посоветует бесплатно. Закон жестко регламентирует формат первичной телемедицинской консультации. Она возможна, но только для целей сбора анамнеза и информирования пациента, к какому врачу обратиться за очной консультацией. Ставить диагноз и назначать лечение нельзя. Каков потенциальный объем рынка ПО для телемедицины? — Эксперты называют суммы в 18-20 млрд рублей в год на весь рынок телемедицины в России. Насколько я знаю, подобные решения для оказания телемедицинских услуг разрабывают МТС, «Мегафон», ВТБ, Сбербанк. Есть уже действующие сервисы: «Педиатр 24\7, Doc+, «Единый медицинский портал». Расскажите, как телемедицинские услуги развиваются в Центре Алмазова? — В рамках пилотного проекта на усиление материально-технической базы для проведения телемедицинских консультаций мы получили субсидию из бюджета — 13 млн рублей. Мы улучшили видеоконференц-связь, телефонию, информационную безопасность данных. И в настоящее время можем реализовать телемедицинские решения практически на любом компьютере центра. Всего за прошлый год мы провели около 7 тысяч консультаций в формате «врач-врач». Я думаю, что число таких услуг, оказанных в нашем центре, может вырасти до 100 тыс. в год, в первую очередь за счет взаимодействия с региональными клиниками, и не только по первичным консультациям. Например, мы можем организовать сопровождение пациента после лечения, держать дистанционную связь с его лечащим врачом в поликлинике. Можно также проводить дистанционный мониторинг состояния пациентов, чтобы предупредить развитие осложнений. Проблема в том, что региональный фонд ОМС говорит, что денег на оплату дополнительных услуг у них нет. Но мы рассчитываем, что эта ситуация изменится, потому что в конечном счете телемедицина сокращает расходы на прием и лечение. Кроме того, можно будет лучше организовать наблюдение пациентов с хроническими заболеваниями, чтобы избежать осложнений в будущем, которые, собственно, и составляют основную финансовую нагрузку на систему здравоохранения в целом. Может ли телемедицина полноценно заработать в госсекторе? — Да, если будет включена в систему ОМС. Например, в ОМС уже входит дистанционная расшифровка результатов лабораторных исследований, расшифровка ЭКГ, данных КТ, МРТ, некоторые регионы проводят пилотные проекты по дистанционному мониторингу артериального давления, уровня сахара. А когда высокие технологии дойдут до поликлиник? — Уже действует единая лабораторная система по обмену данными «Латеус» для всех госучреждений Петербурга. Пациент может получить доступ к анализам, сделанным через эту систему. В перспективе на основании этих данных он сможет получить удаленную консультацию своего лечащего врача. До ведения электронных медкарт дошли пока далеко не все поликлиники. Кроме того, успешно работает онлайн-запись на прием. Сейчас мы проводим пилотный проект с учреждениями Приморского района города. Смысл в том, чтобы пациентам поликлиник, которых направляют в Центр Алмазова, лечащий врач готовил эпикриз и отправлял его для анализа в наш Центр, еще до прихода пациента. Тогда мы лучше подготовимся к обследованию и лечению человека, а, возможно, просто проконсультируем коллегу в поликлинике, как необходимо, с нашей точки зрения, лечить данного пациента. Ведь Центр Алмазова решает сложные медицинские задачи, и он не должен подменять собой первичное звено, то есть поликлиники. Пока такое случается. А обмен данными с помощью телемедицины позволит избегать таких случаев. Как вы думаете, может ли телемедицина занять 30% рынка медуслуг, как прогнозируют некоторые эксперты? — Сложно сказать, но, скорее всего, речь пойдет не о замене некоторых услуг, а о расширении их списка. Например, может измениться услуга планового первичного приема пациента, ей может предшествовать обязательная первичная телемедицинская консультация. Может стать обязательной или широко доступной услуга «второго мнения» по данным различных инструментальных и лабораторных исследований. Справка «Нового проспекта» Дмитрий Курапеев в 2002 году окончил Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова по специальности «лечебное дело», в 2003 году получил сертификат специалиста по общей хирургии. Прошел обучение в клинической ординатуре по специальности сердечно-сосудистая хирургия при Научно-исследовательском институте кардиологии имени В.А. Алмазова (ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России). Получил сертификат специалиста по сердечно-сосудистой хирургии. Кандидат медицинских наук. С 1 августа 2008 года работал заведующим лабораторией пороков сердца и биопротезирования Центра Алмазова. Является членом российской Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов, членом всемирной организации кардиоторакальных хирургов CTSNet. Дмитрий Курапеев будет модератором трека «Инновационные технологии в сфере здравоохранения. Телемедицина. Российский опыт» на Russoft Leadership Forum. Трек организуют «Новый проспект» и Единый Медицинский Портал в рамках деловой программы Петербургского международного инновационного форума 28-30 ноября 2018 года.

Source: https://newprospect.ru/uberizaciya-mediciny-buksuet
Related news
RUSSOFT ASSOCIATION and AKIS Tech signed an agreement of cooperation under which RUSSOFT office opens in India
RUSSOFT’s business mission to Italy
Software development grows despite the acute shortage of investments