English

Дневник кризиса: в России складывается своеобразный «оффшорный рай»

25 июля 2020

По просьбе РБК Петербург российские предприниматели ведут хроники своих рабочих дней в период кризиса. Они рассказывают о сложных вызовах, на которые приходится искать ответы, и о возможностях для развития. Для компаний IT-индустрии «коронакризис» создал того и другого примерно поровну: они оказались между угрозой тотальных неплатежей беднеющих российских клиентов и широкими перспективами новой онлайновой «коронамики», растущей по всему миру.

В сегодняшней дневниковой записи — потери денежного потока IT-индустрии и полученный ею от государства «налоговый рай».

Валентин Макаров, президент НП «РУССОФТ»:

«Задержки платежей или прекращение текущих контрактов, отказы от работ по уже запланированным ранее контрактам, особенно российских заказчиков, сильно повредили отрасли IT, но разрешение со стороны государства продолжать работать позволило выполнять оставшиеся иностранные и российские контракты. Государство включило нас в список отраслей непрерывного производства, нам разрешили работать дистанционно. Это спасло больше, чем какая-либо финансовая поддержка, которую, впрочем, IT-компании и не получили. В результате, по данным Центрального банка, падение входящего денежного потока индустрии из-за неплатежей заказчиков к уровню прошлого года составляло 70%, потом уменьшилось до 40%, а сейчас стабилизировалось на отметках 12 — 18%.

У заказчиков появились деньги на оплату нашей работы по старым контрактам и даже на новые — по продуктам и услугам, которые абсолютно необходимы бизнесу, несмотря на дефицит средств. Эти потребности во многом были обусловлены вынужденным переходом огромного количества компаний на удаленную работу. Такой режим работы радикально ускорил цифровизацию практически во всех отраслях экономики и значительно расширил наш рынок. Мы добивались от государства этого ускорения много лет — и вот оно произошло. Мы научились удовлетворять потребности, которые возникли у компаний разных отраслей в период пандемии, и это в большой степени нивелировало падение оборотов в традиционных приложениях IT, увеличило спрос на новые продукты и услуги, а значит, сформировало перспективу.

Только что принят закон, который предоставляет серьезные налоговые льготы IT-компаниям. Налог на прибыль нам сократили почти в 7 раз (с 20 до 3%), ставку страховых взносов понизили с 14 до 7,6%. Хотя эти льготы начнут действовать только с 2021 года, принятый закон помогает компаниям планировать свою работу и общаться с инвесторами.

Наша отрасль отличается от очень многих тем, что основные затраты (порядка 80%) компании несут на оплату персонала, а не на оборудование, сырье и комплектующие. Однако наши специалисты довольно дороги — компании вынуждены платить очень высокие зарплаты, чтобы их не переманили конкуренты, особенно западные, а также крупные российские корпорации и банки. Для этого компании должны иметь достаточные средства для ФОТ. В начале пандемии у многих компаний возникли большие финансовые проблемы и реальной стала угроза смены юрисдикции — компании и отдельные специалисты стали подумывать об отъезде в другие страны. Тогда по нашим расчетам у России возникла угроза потерять порядка 10-15 тысяч IT-специалистов. Сейчас еще рано делать окончательные выводы, но уже можно сказать, что такого обвала не случилось, хотя кто-то все же уехал.

Новые льготы по страховым взносам высвобождают средства компаний для удержания специалистов и привлечения новых, а также для инвестиций в маркетинг. Это особенно важно на фоне прогноза аналитиков по снижению мирового рынка информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и невероятных сумм, выделяемых в развитых странах на поддержание своих экономик, которые так или иначе маленькими (а в некоторых странах даже большими) ручейками перетекут в сферу ИКТ. Это дает компаниям уверенность в способности разрабатывать новые продукты, выигрывать новые заказы по контрактам, которые начнут действовать в следующем году.

Кроме того, заложенные в законе льготы по налогу на прибыль настолько велики, что создают очень благоприятную среду для работы IT-компаний в российской юрисдикции. Это дает возможность вернуться в страну российским компаниям, командам разработчиков и отдельным специалистам, которые в свое время уехали из-за неблагоприятного бизнес-климата. Конечно, в деле построения благоприятной юрисдикции остаются серьезные проблемы — административные барьеры, дефекты законодательства, особенно в сфере экспорта, не всегда адекватно работающая судебная система, беззащитность бизнеса перед силовыми ведомствами и т.п. Но все же фискальное бремя сильно снижается, и эти продукты содержат как «софтовую», так и «железную» часть. Это обстоятельство привлекает уехавших россиян вернуться в родную языковую среду, в которой им, конечно, удобнее работать. А также привлекает иностранные компании устраивать свои центры НИР в России, где складывается своего рода «оффшорный рай» для наукоемких разработок, требующих классных человеческих ресурсов.

Важно то, что вводимые законом льготы распространяются также на разработчиков встроенного программного обеспечения, ими смогут воспользоваться дизайн-центры, разрабатывающие процессоры и программируемые логические матрицы. Это сильное подспорье для разработчиков и производителей электроники, оно поможет им восстановиться после кризиса, а также создаст возможности для расширения — вы удивитесь! — экспорта своего высокотехнологичного оборудования.

Ситуацию в индустрии ИКТ нельзя рассматривать вне контекста мировой ситуации. Активизация противостояния США и Китая во всех сферах создает для России новые возможности, в том числе и для нашей отрасли. Из истории «холодной войны» мы знаем, как примерно будет развиваться противостояние двух технологических гигантов. Американцы установят что-то типа CoCom [Coordinating Committee for Multilateral Export Controls — Координационный комитет по экспортному контролю, жестко ограничивший экспорт в страны «Восточного блока» — ред.] для китайских потребителей высоких технологий. Китаю придется либо налаживать масштабную систему промышленного шпионажа, либо искать технологических партнеров. Таким партнером может быть либо ЕС, либо Россия. Но ЕС находится в сильной зависимости от США, поэтому для Китая мы остаемся единственным естественным партнером. Если Китай перейдет от технологического доминирования к равному партнерству, то российская индустрия ИКТ получит исторический шанс нелинейного развития — сначала для создания современной защищенной инфраструктуры и приложений кибер-физического мира в Евразии, а затем и для завоевания рынков Африки и Латинской Америки».

Источник
Новости по теме
Компенсирует ли рост экспорта падение внутренних продаж отечественного софта?
Без ФАС разберемся: рискуют ли наши технологические гиганты попасть на допрос
Удастся ли российским властям сдержать исход айтишников из страны