English

Экспорт или импортозамещение: на что ставить российским ИТ-компаниям?

24 марта 2020

По данным IDC, в 2018 году объем российского ИТ–рынка превысил отметку в $22,6 млрд. Совокупный доход российских разработчиков софта вырос на 18% и составил $16,9 млрд (или 1,042 трлн руб.), следует из данных НП “РУССОФТ”. При этом экспорт российских ИТ-продуктов и сервисов составил $10 млрд, что на 19% больше в годовом сопоставлении. Зарубежные продажи продуктов превышали внутрироссийские ($4,7 млрд против $4,1 млрд) и росли быстрее: на 14% против 8%. Российские ИТ-услуги также пользовались за границей большим спросом: $5,3 млрд зарубежных продаж против $2,1 млрд домашних при сопоставимых темпах роста (26% и 25% соответственно).

Успехи вопреки?

Динамика роста экспортных показателей достигнута скорее вопреки, чем благодаря рыночной конъюнктуре.

Российским компаниям становится все сложнее выходить на зарубежные рынки, что в будущем может стать серьезным препятствием для поддержания существующих темпов ИТ-экспорта. Это обусловлено двумя факторами: общей международной обстановкой, когда Россия представляется угрозой, и прецедентами с российскими ИТ-компаниями, такими, как Kaspersky.

Напомню, в какой-то момент продукты российского разработчика антивирусов для ПК были вытеснены с рынка США по чисто политическим, а не рыночным мотивам. “Российскую угрозу” в этом свете могут увидеть везде. Даже в таких безобидных продуктах, как FaceApp, которому приходится доказывать, что связь с Россией формальна, и никаких данных компания на территории нашей страны не хранит.

В США в этом свете можно говорить о режиме нулевой терпимости к софту из РФ – при малейшем подозрении в связях разработчика с Москвой можно получить самые негативные последствия. Можно сказать, что как ни будет стремиться российский разработчик быть прозрачным, легальным и полезным в своей деятельности, работа на рынке США для него может закончиться в любой момент. Или не начаться даже при наличии действительно классных разработок.

Европа и Китай: перспективно, но не просто

ЕС в этом плане остается гораздо более досягаемой в современных условиях областью, чем США, но там крайне внимательно относятся к любым признакам монополизации, и к этому нужно быть готовым.

С одной стороны – больше возможностей и выше вероятность вписаться в качестве составного элемента в общую картину рынка. С другой, если у разработчика уникальное в своем классе решение, появляются риски санкций по антимонопольному критерию.

Что касается Китая, то экономика там устроена так, что заработанные в этой стране деньги трудно потратить за ее пределами. Поэтому, несмотря на кажущуюся привлекательность рынка ввиду его объемов и развитого спроса на ИТ, реальной альтернативой США и ЕС он не станет.

В этих условиях мне кажется, что для многих отечественных разработчиков имеет смысл принять на вооружение стратегию “Яндекса”. Компания весь свой фокус сосредотачивает на рынке России и СНГ, стремится развивать продукты с национальным охватом и генерировать прибыль в рамках экономики исторически близкого региона.

Импортозамещение vs. экспорт

С одной стороны, глобальный ИТ-рынок явно больше по объему российского. С другой – в России начали принимать меры по стимуляции продаж софта на внутреннем рынке.

Так, в 2015 году в России приняли закон о создании реестра отечественного программного обеспечения. Его позиции укрепило постановление, вводившее ограничения для госзаказчиков на закупку ПО, отсутствующего в реестре. Документ вступил в силу в 2016 году, и сейчас в нем насчитывается более 6000 программных продуктов.

В целом тренд на импортозамещение наращивает обороты. В 2020 году ожидается, что траты бизнеса в этом направлении превысят 82 млрд рублей, а госкомпании направят на реализацию проекта около 150 млрд руб.

Объем отечественных разработок в сегменте ПО увеличивается. Именно импортозамещение является главным стимулом – оно задало тренд на вытеснение западных продуктов в областях и направлениях, где это возможно.

Множество законодательных актов за последнее время были направлены на контроль, регулирование, отчетность и сбор информации со стороны государства. Актуализируется спрос на ПО, соответствующее этим трендам и требованиям. Вектор госуправления предполагает формирование стратегий с использованием возможностей big data, поэтому растет направление ПАК – программно-аппаратных комплексов.

Cимптомы замедления или подготовка к рывку?

Отметим, что сегодня можно отметить некоторое затухание изначального импульса: заданные на старте ограничительные параметры для ПО в обозначенных секторах экономики не менялись, новых инициатив за последнее время не прозвучало.

Говоря об инвестициях, поддержка со стороны государства оказывается путем административных и льготных инструментов. “Иннополис” и “Сколково” работают, отдельные проекты там действительно заслуживают внимания и имеют перспективы, но ощутимого воздействия на ИТ-отрасль в целом они не оказывают. Основная инвестиционная нагрузка в разработку софта по-прежнему ложится на частный капитал.

В значительной степени это происходит за счет выбранной политики государства в этой области. На уровне стратегий развития страны в области ИТ целевыми провозглашаются целые направления или подходы. Нейросети, большие данные, квантовые вычисления – приоритеты цифрового развития РФ. Однако это – не готовые продукты, а набор технологий и подходов, на базе которых выпускаются конечные решения.

Образовательная база (математическая школа) в нашей стране пока позволяет смотреть в будущее с оптимизмом. В рамках каждого из направлений мы можем разрабатывать решения, соответствующие требованиям времени. Иллюстрация работающей цифровой трансформации – эволюция ФНС. Ведомство за довольно короткий промежуток времени за счет грамотной цифровизации повысило собираемость налогов в разы.

Энергетические компании, производственный сектор, финансы – отрасли, развивающиеся в этом же направлении. Это масштабные задачи, которые порождают гигантский спрос на ИТ-ресурсы, включая ПО отечественной разработки, и стимулирует развитие соответствующих компаний.

Рынок вырастет вместе с государственной цифровизацией

Государство осознает себя самым крупным владельцем огромных массивов больших данных и учится извлекать из их обработки реальные экономические выгоды. Отсюда приоритет нейросетей, ИИ, big data. Экономический эффект от анализа таких объемов информации очевиден: любые расчеты, позволяющие оптимизировать процессы и добиваться экономии средств, при масштабировании на все население страны суммируется в огромные денежные ресурсы. При этом у государства не всегда есть готовые эффективные инструменты работы с данными – здесь открывается окно возможностей для отечественных компаний, специализирующихся в этой области.

Запрос на повышение качества госуслуг, рост слаженности работы разных ведомств и отраслей, повышение гибкости процессов управления – все это возможно только на основе высококачественных программных решений. Причем, речь идет не только о стратегии встраивания частных компаний в государственные ИТ-экосистемы, но и оптимальное решение актуальных задач с локальной спецификой. Например, бухгалтерия на постсоветском пространстве и решения 1С.

Также я бы не исключал сценарии успеха отечественного ПО на международном уровне по мере ослабления напряжения Россией с Западом и снятия искусственных барьеров. В таком случае один и тот же разработчик сможет с одинаковой степенью уверенности делать ставку в своем развитии на оба направления – и экспорт и внутренний рынок РФ.

Источник
Новости по теме
Как ИТ-ассоциации оценивают налоговый ИТ-маневр и другие меры поддержки ИТ-отрасли
Михаил Мишустин обнадежил ИТ-отрасль господдержкой по шести направлениям
Программные маневры