English

Главными жертвами НДС на ПО станут и отечественные, и зарубежные поставщики

30 июня 2020

А сервисным компаниям от предполагаемого НДС-нововведения хуже не станет, разве что опосредовано. Для пояснения этого тезиса предлагаем вашему вниманию дополнение к обзору мнений «Налоговый ИТ-маневр: шаг вперед, два шага назад?», в котором говорилось о том, что предложения президента РФ по введению для ИТ-компаний бессрочных льгот по страховым взносам могут быть сильно обесценены предложением Минкомсвязи о взимании НДС за продажу исключительных прав на программное обеспечение и прав на использование ПО по лицензионным договорам.

Однако прежде напомним, что к ИТ-отрасли, в которой, по оценкам РАЭК, работают около 500 тыс. человек, относятся не только компании, занимающиеся разработкой ПО, но и другие предприятия. В настоящее время под отраслью ИТ понимается совокупность российских организаций, осуществляющих, согласно ОКВЭД2, следующие виды экономической деятельности:

  • 62.01 Разработка компьютерного программного обеспечения;
  • 62.02 Деятельность консультативная и работы в области компьютерных технологий;
  • 62.03 Деятельность по управлению компьютерным оборудованием;
  • 63.11 Деятельность по обработке данных, предоставление услуг по размещению информации и связанная с этим деятельность.

При этом разработчики ПО (код 62.01) тоже весьма неоднородны. Так например, НП «РУССОФТ» делит софтверные компании (по основному виду деятельности) на продуктовые и сервисные. Продуктовая компания — это компания, основанная цель которой — создание проприетарного программного решения с дальнейшим его тиражированием. Именно для них был создан Реестр отечественного ПО, которые в настоящее время содержит сведения о более чем 6800 программных продуктах.

Сервисные компании — это компании, основной целью которых является разработка заказного/контрактного ПО для заказчиков. Генеральный директор Sibedge и координатор комитета «РУССОФТ» по сервисной индустрии Александр Калинин поясняет: «Ключевой доход (более 80%) у таких компаний приходится на контракты по разработке ПО и сопутствующим услугам (управление, тестирование, дизайн и т. д.). Целью разработки заказного ПО является либо автоматизация бизнес-процессов клиента, либо создание/развитие продукта для продуктовых компаний (последние часто отдают часть разработки в сервисные компании)». По оценкам «РУССОФТ», в России на конец минувшего года численность профильных сотрудников сервисных компаний составляла свыше 90 тыс. чел., а продуктовых — почти 60 тыс.

В процессе эволюции отечественного законодательства получилось так, что у сервисных компаний оказалось меньше прав, чем у продуктовых. Вот что в марте 2020 г. говорил об этом Александр Калинин: «Изначально импортозамещение рассматривалось как создание отечественного ПО. При этом активно стимулировалась продуктовая разработка. Однако ключевым инструментом цифровизации до сих пор являются услуги по разработке. Большая часть экспорта отечественного ПО — это услуги. Получается, что правительство РФ ставит задачу по росту цифровой экономики, но не создает для него рыночной инфраструктуры, в основном поддерживая продуктовые компании. И только для них есть возможность не платить НДС с продажи лицензий. Фактически эти компании имеют дополнительную возможность в части самофинансирования своих разработок. В итоге мы видим, что компании, достигшие потолка УСН, вынуждены уходить в другие страны, провоцируя отток капитала и кадров. Поэтому необходимо выравнивание условий между сервисными и продуктовыми компаниями, что позволит создать инфраструктуру для дальнейшего роста внутри страны».

Он полагает, что нынешняя инициатива по взиманию НДС связана с попыткой найти источник финансирования для льготы по соцвзносам через взимание НДС с иностранных продуктов. А для этого, согласно требованиям ВТО, взиматься должно со всех. Однако не исключено, что в дальнейшем предполагается сделать какую-то льготу по НДС для поставщиков отечественного ПО.

«Да, интересы сервисных компаний введение НДС на продажу лицензий напрямую не ухудшает, — отмечает генеральный директор компании „Аурига“ Вячеслав Ванюлин. — Однако стоимость лицензий на программные продукты неизбежно пойдет вверх. А для нас это инструмент, часто одноразовый и расходный и очень неоднозначно принимаемый к зачету. Поэтому стоимость услуг тоже вырастет. А больше денег у клиентов не стало».

Что же касается бессрочных льгот по страховым взносам, то от них выиграют как сервисные, так и продуктовые компании. Вот как оценивает значимость данной инициативы президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров: «Эти меры — большая победа для всей индустрии разработки ПО. Льготы по страховым взносам предоставляются индустрии еще с 2007 г., хотя первые годы они предоставлялись исключительно экспортерам. А с 2014 г. льготы предоставляются в том виде, как они работают и сегодня. Льготы применяются только к компаниям, аккредитованным при Минкомсвязи (сейчас их более 11 500). При этом ФНС дополнительно проверяет только два критерия — не менее 7 человек персонала и не менее 90% дохода от разработки ПО. Практически все те, кто хотят получить льготы, ее получают. Процесс аккредитации в Минкомсвязи отработан и не вызывает проблем. Это пример того, как может и должна работать система поддержки индустрии».

Источник
Новости по теме
Опасные маневры
Антон Мороз знает, как ускорить городскую цифровизацию
Все соберем в кулак: как предложенные Путиным меры помогают россиянам