English

Импортонезамещаемый софт

16 ноября 2019

Несмотря на инициированный государством процесс импортозамещения, некоторым зарубежным программным продуктам все еще нет аналогов на российском рынке, а их создание требует значительных инвестиций. Тем не менее вендоры готовы вкладываться в их разработку и объединяться в консорциумы. Игроки рассчитывают на финансовую поддержку со стороны государства, не забывая при этом о перспективах экспорта.

В 2018 году ассоциация РУССОФТ оценивала объем российского программного обеспечения и сервисов по его внедрению в $8–9 млрд, а зарубежного — в $3 млрд. «Однако в российском секторе основную массу составляют сервисы, что же касается готового программного обеспечения, то доля зарубежного составляет 70–90%. Даже в госструктурах еще недавно это было 80%»,— уточняет Леонид Делицын, эксперт ИК «Финам». При этом проекты для государственных ведомств и организаций играют значительную роль в деятельности российских IT-компаний. Так, по оценкам аналитического агентства CNews, по итогам 2018 года совокупная выручка участников рейтинга крупнейших поставщиков ИТ в госсектор увеличилась на 21,3%. Государство и госкорпорации являются самыми крупными заказчиками ПО, отмечает Александр Морлок, директор по разработке программного обеспечения, исполнительный вице-президент ЛАНИТ. «Соответственно, их потребности полностью определяют вектор, на который будут ориентироваться производители»,— добавляет он.

Инициатива сверху

Процесс импортозамещения продолжается уже на протяжении нескольких лет. «На российском IT-рынке он стартовал как инициатива сверху,— отмечает Евгений Миронюк, аналитик ИК «Фридом Финанс».— Государство обязало госкомпании вместе с «дочками» срочно перейти на отечественные разработки еще в декабре 2018 года». При этом к 2021 году в них должно быть не менее 50% российского ПО, поясняет Александр Морлок. «Это может дать ощутимый стимул для того, чтобы отечественный софт стал не хуже иностранного»,— добавляет эксперт.

В последнее время новый виток развития импортозамещения связан с рядом проектов программы «Цифровая экономика», на реализацию которых в период до 2024 года будет выделено порядка 1,6 трлн рублей, поясняет Виталий Баланда, директор по инновациям IT-компании «Рексофт». «Проекты «Информационная безопасность», «Цифровые технологии», «Цифровое государственное управление» напрямую ставят задачи по импортозамещению на крупных предприятиях с государственным участием»,— уверен он.

Несмотря на предпринимаемые меры со стороны государства в отношении поддержки импортозамещения, некоторые участники рынка оценивают эффективность данного процесса как не очень высокую. Так, по словам президента РУССОФТ Валентина Макарова, изначально все меры были направлены не на содействие ИТ-директорам госучреждений и предприятий с госучастием в проведении импортозамещения ПО с целью обеспечения информационной безопасности и технологической независимости, а на их принуждение к закупкам ПО отечественных производителей. «Как будто бенефициаром импортозамещения является не потребитель ПО, а его производитель»,— недоумевает господин Макаров. При этом, по его словам, на импортозамещение не было выделено ресурсов, а ИТ-директора подвергались риску административного и судебного преследования за неправомерное использование бюджетных средств, поскольку замена импортного ПО, не прошедшего полную амортизацию, является таким нарушением. «В результате сопротивления со стороны ИТ-директоров импортозамещение не пошло так, как планировалось. Об этом говорят и результаты ежегодного исследования РУССОФТ. В течение трех последних лет общая оценка его эффективности регулярно снижалась практически до десятых долей по трехбалльной системе»,— добавляет он.

Неполноценный суверенитет

По мнению Александра Морлока, если брать заказную разработку, когда софт пишется с нуля под заказчика, российские компании уже научились реализовывать такие проекты без использования западных систем управления базами данных, операционных систем и других иностранных инфраструктурных решений. «Именно в масштабах таких компаний, как «Почта России» и ОСК, предприятий ТЭК и крупных государственных банков импортозамещение наиболее релевантно, так как здесь требуются нестандартные IT-системы, построенные под уникальные процессы»,— отмечает Виталий Баланда. «Что касается коробочных решений, таких как офисные пакеты, ПО для системы машиностроения, крупные ERP-системы, то наш софт пока еще отстает от западных аналогов»,— подчеркивает господин Морлок. По его словам, чтобы изменить эту ситуацию, государству, кроме введения запретительных мер, необходимо выделять средства для финансирования и развития российского софта, который соответствовал бы аналогичным иностранным продуктам.

В настоящее время российское ПО доминирует в сегментах информационной безопасности и документооборота, отмечает Евгений Миронюк. «Использование отечественных продуктов, несомненно, является более безопасным, чем западных, так как для них можно выполнить полный комплекс проверок, сертификаций и испытаний,— замечает Александр Морлок.— Ну и никто, конечно, не отменял такие риски, как санкции и потенциальное ограничение в распространении обновлений и удаленное отключение продуктов, которые требуют связи с интернетом». По его мнению, при использовании отечественных средств пользователь полностью от этих рисков защищен.

«Санкционные угрозы признаются предприятиями — они стали задумываться над стратегиями снижения IT-рисков, присматриваются к отечественным альтернативам»,— говорит Максим Богданов, генеральный директор АСКОН. Однако, по словам господина Богданова, инженерный софт, например, является наукоемким, а вложения в инфраструктуру, подготовку специалистов, бизнес-процессы, выстроенные на базе западного ПО,— очень значительными. «И цикл принятия решений (и тем более самого перехода на альтернативные продукты) не может составлять несколько месяцев. Это долгий процесс, измеряемый годами и стартующий с небольших опытных площадок»,— добавляет он.

Вместе сильнее

По словам Виталия Баланды, конкуренция с игроками мирового масштаба, обладающими серьезными реинвестируемыми бюджетами и имеющими отлаженные процессы продаж и маркетинга, которые существуют десятилетия,— процесс непростой и небыстрый. «Такие значимые проекты не под силу отдельным, разрозненным игрокам»,— уточняет эксперт.

По мнению участников рынка, для реализации подобных проектов необходимо объединение усилий сразу нескольких отечественных вендоров, поэтому равновесные игроки вынуждены договариваться, создавая консорциумы. «Замещать нужно платформенные решения,— уверен президент РУССОФТ,— а для этого необходимо наладить взаимодействие разных российских поставщиков и покупателей». Но главное, по его словам, это воля государства и его ресурсы, чтобы консорциум разработчиков вместе с крупным покупателем, например госкорпорацией, при финансовой поддержке государства в течение года дорабатывали имеющиеся решения и превращали их в платформу.

«Появление в 2014 году консорциума «Развитие», объединившего несколько российских IT-компаний, было следствием поиска вариантов ускоренного развития и импортозамещения инженерного ПО. Со стороны государства эти задачи прорабатывал Минпромторг»,— рассказывает Максим Богданов. По его словам, консорциум начал действовать с опорой полностью на собственные силы и инвестиции. «За пять лет был сформирован PLM-комплекс, ведутся совместные исследования и работа с технологическими партнерами, решения которых расширяют его функциональность»,— добавил он.

Экспортная ниша

«Конкуренция на глобальном уровне требует объединения усилий отечественных компаний. И именно эту роль могут выполнять консорциумы, которые объединяют экспертизу и создают единые проектно-инвестиционные офисы для комплексных решений с экспортным потенциалом»,— поясняет Виталий Баланда.

«Если компания не будет развиваться за пределами России, она упрется в потолок,— уверен Дмитрий Комиссаров, генеральный директор компании «Новые облачные технологии».— Мы отмечаем большой интерес со стороны африканских стран к российским решениям». Максим Богданов говорит, что у потребителей остается очень востребованным качественный продукт по адекватной цене, пусть и в своей отдельной функциональной нише. «Например, наше геометрическое ядро используют как ключевой компонент десятки компаний-разработчиков из Турции, США, Южной Кореи, Японии, Италии, Италии, Индии и других стран, создавая на его основе новые системы проектирования для самых разных отраслей»,— поясняет он.

Валентин Макаров, в свою очередь, полагает, что по-настоящему серьезная перспектива роста экспорта связана с выходом на зарубежные рынки с платформенными решениями, имеющими новое качество. «Например, кибер-безопасность, искусственный интеллект, квантовая криптография, комбинация блокчейн и квантовой криптографии»,— уточняет он.

Источник
Новости по теме
Сколково-интеграция. Создание компании
Антисанкции-2019: IT-импортозамещение в России
Российские компании в 2019 году экспортируют ПО на $11,1 млрд