English

Huawei заинтересовалась российскими технологиями

16 июля 2019

Попавшая под санкции США китайская Huawei пытается договориться о сотрудничестве с российскими ИТ-компаниями. России важно не стать «интеллектуальным донором».

На прошлой неделе стало известно, что Huawei ведет переговоры с несколькими российскими компаниями. Компании «Российские микропроцессоры и вычислительные комплексы» (МЦСТ), разрабатывающей процессоры «Эльбрус», было предложено создать совместное предприятие. По данным РБК, переговоры длятся уже несколько месяцев, но пока ни к чему не привели. Официально представители МЦСТ информацию о переговорах с Huawei отрицают.

По производительности новейшие «Эльбрусы» сравнимы с аналогами от Intel: в марте этого года завершились работы над «Процессором-9» (он же «Эльбрус-8СВ») по технологии 28 нм (у Intel — 32 нм). Huawei может использовать «Эльбрус» в своем «железе», в том числе в серверах. «Процессор-9» работает на частоте 1,5 ГГц, имеет пиковую производительность 576 ГФлопс одинарной точности и 288 ГФлопс двойной точности и сопоставим по характеристикам с зарубежными Intel Itanium 9760, Intel Xeon E5-2609 v3 и Intel Xeon E7-4850 v4.

Переговоры между МЦСТ и Huawei может сдерживать то, что отечественная компания не единоличный владелец прав на процессоры, поскольку ее разработки финансирует Минпромторг России. Так, на создание «Эльбруса-8» ведомство потратило 836 млн рублей, а на «Эльбрус-8СВ» — 621 млн в рамках госконтракта. Соответственно китайской корпорации придется договариваться о сотрудничестве и с Минпромторгом.

Кроме того, Huawei ведет переговоры с «Базальт СПО», разработчиком российской операционной системы «Альт». Предполагается, что компания может лицензировать российское ПО, чтобы установить его на свои компьютеры и серверы, предназначенные для продажи в России и Азии. «Альт» действительно может быть интересна китайцам, поскольку она основана на российском репозитории «Сизиф» и не затронута санкциями, в отличие от дистрибутивов Linux на сборках Debian, Fedora или CentOS. СМИ сообщают, что «Базальт СПО» якобы заинтересована в сотрудничестве и обсуждает условия с Huawei уже два месяца, однако официально в российской компании не комментируют факт переговоров с китайцами.

Известно, что Huawei проявила интерес и к российским серверам. Китайская компания прислала делегацию в компанию «Норси-Транс», специализирующуюся на создании систем для оперативно-розыскных мероприятий, продуктов кибербезопасности и серверов «Яхонт» на базе все тех же процессоров «Эльбрус». Представители Huawei заявляли о намерении полностью выкупить «Норси-Транс» у ее владельца Сергея Овчинникова. По его мнению, эта сделка нужна Huawei, чтобы воспрепятствовать производству российских серверов и навязать нам покупку китайской продукции.

Представители ИТ-рынка считают, что Huawei хочет использовать российское оборудование и программное обеспечение в своей продукции для продвижения именно в нашей стране. Отечественные компоненты позволят китайской компании позиционировать свои товары как российские, что открывает широкие возможности для заключения здесь госконтрактов.

Huawei в России

Для Huawei Россия стала первым зарубежным рынком. Свой путь тут компания начала со скромного офиса в Уфе, открытого в 1997 году. Работы велись на базе крупного российского производителя телекоммуникационного оборудования ОАО «Концерн БЭТО». В сотрудничестве с ним было образовано совместное предприятие «БЭТО — Хуавэй», 70% акций которого принадлежало Huawei Technologies. Оно занималось разработкой и проектированием сетей связи, производством, реализацией, установкой оборудования и его послепродажным обслуживанием.

В 2001 году Huawei открыла первый в России учебный центр на базе Московского технического университета связи и информатики (МТУСИ). А уже в 2002-м создала в Москве полноценный научно-исследовательский центр по разработке систем мобильной связи третьего поколения. Тогда же начала успешно продавать оборудование российским операторам связи: в 2002 году она выиграла крупный контракт на поставку оборудования GSM1800 для оператора «Билайн-Самара». В 2007 году совместно с «Транстелекомом» строила первую в нашей стране крупномасштабную междугороднюю сеть NGN (мультисервисную сеть связи). А в 2014-м при участии Huawei оператор Yota Networks развернул первую коммерческую сеть 4G (LTE) в Москве.

По итогам 2018 года компания показала впечатляющие финансовые результаты. Глобальная выручка превысила 100 млрд долларов, чистая прибыль составила 8,8 млрд долларов. Для сравнения: на шестилетний национальный проект «Цифровая экономика» в России планируют потратить около 1,634 трлн рублей, или порядка 26 млрд долларов, а весь отечественный ИТ-рынок сегодня оценивается в 23 млрд долларов (оценка компании IDC). Huawei же только на исследования и разработки в 2018 году затратила 14,8 млрд долларов. Однако торговый спор с США нанес удар по ее имиджу и зарубежным позициям, поэтому компания вынуждена искать партнеров, разработки которых не зависят от США. Финансовые возможности у Huawei для этого есть, но выгоды и риски от сотрудничества с ней и ее «китайскую» специфику еще только предстоит оценить.

«До конфликта с США Huawei успела открыть 21 R&D-центр по всему миру. Больше половины из них — за предела ми Китая. Если возникнет проблема с их дальнейшим развитием, компании придется искать ресурсы на рынках разви вающихся стран, — говорит Дмитрий Комиссаров, генеральный директор компании “Новые облачные технологии”. — В связи с этим для России возникает серьезный риск переманивания компетентных кадров. Российские ИТ-компании пока не настолько сильны на глобальном рынке, как хотелось бы. Для крупных игроков мы выглядим, скорее, как источник ресурсов, нежели как серьезный конкурент. Россия для Huawei все равно что Индия для ИТ-индустрии США. Возобновляемый источник квалифицированных программистов, труд которых стоит до 20 долларов в час».

Партнеры довольны

Уже сейчас Huawei — крупный поставщик телеком-оборудования для российских операторов. Это касается как базовых станций и всего, что с ними связано, так и ИТ-инфраструктуры.

«Российский офис Huawei — один из лучших по динамике продаж. За счет работы в телекоммуникационных проектах и продаж смартфонов компания стремительно наращивает выручку. Если в 2009 году она составляла четыре миллиарда рублей, то по итогам 2017-го — уже 64 миллиарда», — говорит Вадим Кравчук, эксперт инвестиционнофинансовой компании «Солид».

При этом партнеры Huawei в России довольны сотрудничеством с китайской стороной. По мнению менеджера по развитию партнерского бизнеса компании «Инфосистемы Джет» Максима Исаева, Huawei всегда открыта к сотрудничеству с местными партнерами. «Это касается как продаж, так и технологической составляющей, и мы как ее партнер хорошо ощущаем это на себе», — говорит Исаев. Huawei получает от партнера локальную экспертизу (например, знание рынка, потребностей заказчика, законодательства), а партнер — доступ к R&D вендора и аналогичным проектам в других странах.

В июне нынешнего года Huawei приобрела крупную российскую компанию «Вокорд», пециализирующуюся на создании программных решений для распознавания лиц, видеонаблюдения и фиксации нарушений правил дорожного движения, причем приобрела именно из-за ее технологий, которые показывали хорошие результаты на мировом уровне. Так, в 2016 году алгоритм распознавания лиц «Вокорда» занял первое место в тесте MegaFace Вашингтонского университета: в нем алгоритмы должны распознать лица реальных людей среди миллионов других фотографий.

Цель — скупить разработчиков

По словам Дмитрия Комиссарова, инвестиционная стратегия китайских компаний — полное поглощение предприятий, работающих в требующейся им нише. «Никто не знает, скольким компаниям в действительности уже сделаны предложения. РБК удалось узнать только о тех трех из них, которые подтвердили факт переговоров. В действительности таких предложений было больше», — говорит г-н Комиссаров. По его мнению, существующая дуополия мобильных платформ Apple и Google должна быть разрушена. Китайские и южнокорейские компании, которые сегодня делают пользовательские устройства на Android, опасаются повторения санкций со стороны США. Производители смартфонов уже сейчас готовы к необходимости перейти на альтернативные платформы.

«Huawei анонсировала собственную мобильную платформу и активно изучает рынки развивающихся стран для создания собственного программного стека, — делится с “Экспертом” своим опытом Дмитрий Комиссаров. — Примерно год назад в офис нашей компании приезжала делегация ИТ-специалистов из Китая, которые напрямую отчитывались высшему руководству страны. Их интересовали наши защищенные облачные технологии — в этом сегменте китайские решения пока еще уступают западным. Еще одна интересующая их ниша — компании сферы информационной безопасности. К примеру, в Китае нет собственного игрока уровня “Лаборатории Касперского”, но есть спрос на такие решения. Объявленный интерес к компаниям, которые создают защищенные решения, — прямое тому подтверждение». Так, у компании «Базальт СПО» огромный опыт в разработке сертифицированных операционных систем, «Норси-Транс» — независимый игрок на российском рынке информационной безопасности для телеком-индустрии и провайдерского оборудования магистрального класса, а МЦСТ — источник высококвалифицированных разработчиков микропроцессоров. Последняя на особом счету у ИТ-гигантов: в 1990-е Intel удалось переманить разработчика «Эльбрусов» Бориса Бабаяна и его команду, которые значительно улучшили технологии Intel.

При этом Huawei далеко не первая, кому интересны российские разработки или разработчики. В Нижнем Новгороде работает центр Intel. Как указывает руководитель отдела маркетинга компании «Манго Телеком» Андрей Козловский, «в сегменте облачной телефонии у одного из крупнейших зарубежных игроков есть также подразделение в Санкт-Петербурге. Причем продукт на российском рынке не представлен».

По мнению главного аналитика ассоциации «Руссофт» Дмитрия Желвицкого, «Huawei осуществляет в России исследования и разработки, но никаких деталей об этой работе не раскрывает. Еще до введения санкций со стороны США она расширила свою деятельность в России. Однако кроме того, что арендованные площади увеличились в три раза, не было никаких сообщений». Дмитрий Желвицкий добавляет, что не всегда речь идет об экспансии китайских компаний на российском рынке. В то же время немало российских компаний успешно работали или работают на китайском рынке, занимая приличную его долю: «Касперский», «Транзас», SPb TV. В других отраслях наалажено сотрудничество, потому и в ИТ-сфере это вполне возможно. Однако, скорее всего, оно не будет таким публичным, как с западными компаниями.

Вадим Кравчук считает, что Huawei нацелена на планомерную экспансию. «Сейчас о партнерстве с таким гигантом говорить сложно, так как он зачастую выступает с позиции силы, имея важную долю рынка в нескольких сегментах. Однако российские стартапы могут рассчитывать на инвестиции от китайского партнера. Компания, вероятно, примет участие в развитии 5G в
России — по крайней мере, известно о ее работе с “Мегафоном” и о посвященной стратегии внедрения технологии конференции, которая прошла в ноябре 2018 года».

Ярослав Карнаков, партнер юридической компании «Нортия ГКС», полагает, что иностранные компании могут настороженно относиться к российским контрагентам, активно сотрудничающим с Huawei, — вплоть до прекращения или приостановления работы с ними. Хотя сейчас эти риски выглядят несколько преувеличенными. Как указывает Вадим Кравчук, после решения США и Китая возобновить переговоры позиция Вашингтона по Huawei была изменена. Компания получила ряд послаблений, в том числе право торговать с американскими партнерами, поэтому, по его мнению, для России сотрудничество с компанией сегодня не несет никаких внешних рисков.

Источник
Новости по теме
Сколково-интеграция. Создание компании
Антисанкции-2019: IT-импортозамещение в России
Российские компании в 2019 году экспортируют ПО на $11,1 млрд