English

Интервью руководителя департамента информационных технологий Москвы Эдуарда Лысенко «Ведомостям». Главное

08 июля 2020

На проекты и программы, которые осуществляет столичный департамент информационных технологий (ДИТ), расходуется от 1,5 до 2% бюджета городского бюджета – примерно как во всех мировых столицах, говорит руководитель ДИТ Москвы Эдуард Лысенко. В этом году, по его словам, ДИТу приходится решать «гораздо больше задач и в гораздо более короткие сроки».

О том, как перестроили работу ДИТа и столичного правительства перед угрозой коронавируса

«Надо было быстро перевести все правительство Москвы на удаленный режим работы. Соответственно, сделать так, чтобы видеоконференции были защищенными. Такие задачи в обычной жизни требуют полгода проектирования, подготовки и потом развертывания. В нашем случае в течение нескольких недель мы изучили ряд решений и для 30 000 пользователей развернули в Центре обработки данных (ЦОД, хранилище данных всех государственных систем правительства Москвы) возможность проводить конференции. Никаких бюджетных затрат это не потребовало: ничего ни у кого не покупали, сервис взяли на Open source (программное обеспечение с открытым исходным кодом). Наши инженеры отобрали решения, которые будут устойчивыми, развернули их в центре и предоставили этот сервис для пользователей внутри правительства Москвы. У нас очень продвинулся внутренний документооборот: сделали его более защищенным для того, чтобы передавать документы быстро и будучи уверенными, что они доходят до нужного адресата, и безопасно. <…>

Почти все проекты в этот период продолжали реализовываться, только с чуть меньшей скоростью. Но некоторые, напротив, ускорили. Например, совместно с блоком экономической политики планировали до конца следующего года перевести все услуги имущественной сферы в электронный вид. Но пандемия показала, что людям удобно работать через интернет-портал, поэтому мы решили завершить проект до конца этого года».

О том, как власти готовились к пандемии и ввели систему «Социальный мониториг»

«В Китае про пандемию впервые заявили в ноябре. В декабре под Новый год и католическое Рождество это было озвучено на весь мир, но все в это время праздновали. И только выйдя с каникул, мир столкнулся уже с фактом развития эпидемии.

Мы понимали, что через какое-то время вирус появится и в нашем городе. В начале февраля еще не было ощущения серьезности проблемы, а в конце февраля – уже да! Что на нас накатывается другая реальность, которую мы не понимаем. Мы изучили опыт других стран – Кореи, Сингапура. Выяснили, например, что Корея столкнулась с похожим вирусом два года назад. Тогда они были в состоянии абсолютной неготовности, но с тех пор выстроили огромную инфраструктуру. В Европе начали принимать меры только в этом году. И вот эти все разнонаправленные опыты надо было постепенно укладывать в определенные управленческие решения, в том числе в IT. <…>

Задача города – контролировать, чтобы зараженные коронавирусом не находились среди здоровых, снизить распространение инфекции в столице. Прежде чем запустить систему, мы изучили 16 вариантов, которые применяются в разных странах – от Южной Кореи и до Польши. Я вот ответственно могу сказать: у нас абсолютно лайт-режим. Например, три года тюрьмы в Катаре – это наказание за выход на улицу без маски или неинформирование властей о диагнозе. Плюс штраф в $55 000. В Сеуле для отслеживания больных и контактных используется система COVID-19 Smart Management System. В ней данные из 28 источников, в том числе о банковских транзакциях, обезличиваются до минимума и публикуются в специальном реестре, откуда информацию могут брать разработчики частных приложений».

Об особенностях московского QR-кода

«QR-код – это визуализация 16-значного математического кода, он уникальный и обезличенный. В тех странах, где есть пропускная система, обычно человек устанавливал приложение, и там телефон становился его цифровым пропуском. Москва пошла по другому пути и дала жителям возможность выбрать удобный формат использования пропуска – на экране, в распечатанном виде или просто записав код на бумагу.<…>

Полицейские [проверявшие пропуска в метро и на общественном транспорте 15 апреля] не получали доступ к персональным данным, так как при проверке высвечивалась демаскированная информация с необходимым набором реквизитов, которые при предъявлении документов можно сопоставить. Это было ключевым моментом нашей системы, чтобы никто не мог до конца увидеть информацию про человека.<…>

По закону «О персональных данных» базу с данными о поездках по электронным пропускам мы уничтожим сразу же после того, как будут завершены все судебные процедуры, связанные с пропускной системой. Регуляторы потом проверят это».

Об информатизации и цифровизации в Москве

«Чтобы оценить, много это или мало [500 млрд руб., потраченных на информатизацию города c 2012 г.], нужно сопоставить с тем, как инвестируют в другие города, с которыми конкурирует Москва. Мы посчитали, что примерно держимся в коридоре, как все мировые столицы. Обычно это от 1,5 до 2% бюджета. В соответствии с бюджетной росписью на начало июня бюджет департамента на текущий год – 78,6 млрд руб. <…>

Cтратегических направлений несколько. Первое – цифровизация городского хозяйства и социальной сферы. ДИТ отвечает за информатизацию всех ведомств. Соответственно, значительную долю бюджета занимают расходы на реализацию таких проектов. Это в том числе Московская электронная школа, ЕМИАС (Единая медицинская информационно-аналитическая система), технологии в градостроительстве, ЖКХ, культуре, экономике и других отраслях. <…>

Второе – оказание госуслуг. Это сами услуги, плюс работа контакт-центра и информационных систем, которые обеспечивают межведомственное взаимодействие и работу портала mos.ru.

Третье, основное в плане затрат направление, – это связь, инфраструктура, это то, без чего не существует никакой сервис. Это закупки компьютеров и ПО для городских учреждений, в том числе медицинских, обеспечение их надежным интернетом, приобретение услуг связи и видеонаблюдения. В этом же направлении – информационная безопасность и развитие центров обработки данных».

О том, какие данные о горожанах нужны властям

«Город не следит за жителями, и уж точно нет никакого смысла следить за отдельными гражданами. Федеральные системы оповещали всех роумеров по приезде, что им нужно соблюдать карантин. Когда борт приземлялся, приходили представители Роспотребнадзора, всех анкетировали, дальше по этим анкетам шли обзвоны и рассылка sms. Такую предупреждающую sms ДИТ мог отправить, но не более того. <…>

Как только человек вышел в интернет, он себя обнажил. Как только человек выбрал себе тот или иной телефон, он полностью доверил свою жизнь этому телефону. Мы все равно уже выбрали другой мир. Два клика. Комфортно, удобно. Просто люди не думают, что происходит с обратной стороны: забывают про связку «свобода и ответственность», «комфорт и цена этого комфорта». На мой взгляд, это самый главный баланс, к которому каждый человек должен идти и ответственно принимать это. <…>

Геоаналитические данные обрабатываются всеми операторами и предоставляются нам в виде статистических обезличенных отчетов, где видны «очаги»: «много там», «много здесь». Потом эти статистические отчеты операторов, если нужно, собираются в более высокого уровня отчеты. Что это значит? Нужно, например, смоделировать транспортные потоки между Москвой и Подмосковьем. Для этого делаются большие геоаналитические отчеты, на которых пятнами видно, как в разное время суток перемещаются группы sim-карт. Там нет конкретной sim-карты – это нарушение закона.

Чтобы понять, где построить новую дорогу или станцию метро, нужно знать концентрацию людей определенного возраста в том или ином районе. Или, например, если в районе много людей 24–45 лет, значит, высока вероятность, что в семьях появятся дети. Соответственно, нужно будет строить детские сады.<…>

Большие данные – это, например, любые действия человека в интернете, все они оставляют цифровой след. Условно говоря, вот мы запустили сервис «прогулки», его посмотрело 2 млн человек. Они с точки зрения больших данных обезличенно могут сегментироваться определенным образом: из каких сегментов интернета они пришли, от каких местных операторов связи – а значит, в каких территориях Москвы сервис оказался наиболее востребованным. И такие данные порождаются каждую секунду! Их невозможно обрабатывать в отношении отдельно взятого индивидуума, и самое главное – это бессмысленно».

Об электронном голосовании по поправкам к Конституции

«Явка составила около 965 000 человек, проголосовали «за» около 62%. Показатели оказались выше, чем мы ожидали. Например, в прошлом году Москва провела электронное голосование в Мосгордуму в трех избирательных округах – в Чертанове, Бибиреве и Зеленограде. Тогда проголосовало около 10 000 человек. У этого голосования было две особенности. Первое – выбрать своего кандидата можно было не выходя из дома, второе – в процессе мы использовали технологию блокчейн: именно она обеспечивает прозрачность процесса. Позднее мы эту систему использовали еще для голосования по выбору места строительства метро в Троицке.<…>

Данные, указанные при подаче заявления на дистанционное голосование, проходили обязательную проверку, в том числе сведения личного кабинета должны были быть сопоставлены с регистром избирателей ГАС «Выборы». Такое сопоставление прошло до 5 июня, и все новые кабинеты – созданные позднее – в него не попали. Подать заявление эти люди могли, но ЦИК их не одобрил и в реестр электронных избирателей не включил. Что касается самой ситуации, о которой рассказали журналисты «Дождя» (что за деньги можно зарегистрировать аккаунт на mos.ru и проголосовать, а паспортные данные московских пенсионеров без их ведома используют для регистрации на сайте электронного голосования. – «Ведомости»), то в ней разбираются правоохранительные органы».

О том, опасны ли частоты 5G

«Исследования, которые проводились в мире, не подтверждают этого [опасности частот 5G для здоровья человека]. Москва также заказала исследование профильному институту, ждем результаты. Думаю, так же, как в 1990-е говорили о том, что сотовый телефон разрушает мозг, любое новшество беспокоит и пугает! Я не знаю, почему 5G опасны, а 4G не пугали.

Москвичи вообще должны радоваться, что у нас в принципе идут рассуждения о 4G и 5G. Чтобы сделать 5G-покрытие, нужны инвестиции. Люди уже привыкли ко множеству сервисов. Чтобы их улучшить, нужно идти дальше.

Интернет в свое время дал импульс развитию новых сервисов. Сейчас, я думаю, мало кто себя видит без интернета. Что такое, например, интернет? Для многих пользователей это телефон с иконочками. На деле за всем этим стоит огромная инфраструктура. Операторы связи инвестируют в 5G, потому что их задача – дать новые сервисы, а 5G – следующая ступенька к этому. <…>

Инвестиции в 5G и даты коммерческого запуска – это вопрос операторов связи. Конкретные даты еще не озвучены. Мы создали четыре пилотные зоны (на ВДНХ, Тверской улице, территории спорткомплекса «Лужники» и в Сколкове), где операторы работают над созданием сервисов на базе 5G. Например, операторы уже тестировали и проведение дистанционных операций, и транспортные сервисы, и кибергейминг. И уже из этих экспериментов будут понятны перспективы таких решений. Потому что не город вкладывает, а сами операторы».

Источник
Новости по теме
В Анапе разработали комплекс бесконтактного замера температуры с системой видеофиксации
«Ростелеком» усилил защиту биометрических данных клиентов «Центр-инвеста»
Разработанную в Челябинске операционную систему выводят на федеральный рынок