English

«Критически опасно»: государство назвало 7 главных технологий будущего

18 октября 2019

Минкомсвязи РФ опубликовало проект документа о совместном с бизнесом финансировании «дорожных карт» по приоритетным направлениям цифрового технологического развития. В документе упомянуты семь направлений: «Нейротехнологии и искусственный интеллект», «Технологии беспроводной связи», «Новые производственные технологии», «Компоненты робототехники и сенсорика», «Системы распределенного реестра», «Технологии виртуальной реальности», «Квантовые технологии». Общий бюджет на их развитие составляет 1,118 трлн руб., из которых 25,3% планирует предоставить государство.

Как пояснил РБК представитель Минкомсвязи, бюджет «дорожных карт» основан на запросах от разработчиков, это некий ориентир, который нужен для дальнейшей работы. «Между хотелками и реальностью могут быть расхождения, они либо будут в дальнейшем скорректированы, либо будет привлечено большее софинансирование (венчурные средства, средства госкорпораций и т.д.). «Дорожные карты» будут важной частью федерального проекта, задавая приоритеты для распределения финансирования и, в целом, фокусировки усилий», — отметил он.

Редакция РБК Петербург попросила экспертов высказать мнения о целесообразности поддержки именно этих цифровых технологий и продуктов, а также о приоритетах государства в развитии цифровых технологий.

Валентин Макаров, президент НП «РУССОФТ»:

«В проекте документа смущает, во-первых: резкое (в 10 раз) снижение объема госфинансирования всей программы. Скорее всего, такое сокращение связано с неуверенностью людей, принимающих решения, в потенциале эффективности госфинансирования программы. И второе: отсутствие утвержденной Дорожной карты «Сейфнет» НТИ и специализированного проекта Центра компетенций НТИ и Лидирующего инновационного центра по вопросам безопасности. Вот это может тормозить реализацию всех планов программы «Цифровая экономика».

«Смущает резкое (в 10 раз) снижение объема госфинансирования всей программы»

Дело в том, что переход к кибер-физическим системам (что, собственно, и является содержанием «Цифровой трансформации», «Цифровой экономики» и «Национальной технологической инициативы»), неизбежно ставит вопрос о необходимости изменения парадигмы безопасности. Регуляторы не разрешат массовое применение любых кибер-физических систем (будь то беспилотный транспорт, телемедицина, цифровое производство, умная энергетика или финтех), если они не будут отвечать требованиям этой новой парадигмы безопасности.

Проекты «Цифровой экономики» бегут впереди паровоза безопасности. И понятно, почему буксует принятие законов, регулирующих «Цифровую экономику». Сначала доведите безопасность ваших систем до уровня, соответствующего новым требованиям безопасности кибер-физических систем, тогда можно будет разрешать использование критически опасных технологий этого самого кибер-физического мира».

Юрий Минкин, руководитель Департамента разработки беспилотных транспортных средств ГК Cognitive Technologies:

«Я не увидел в дорожных картах Минкомсвязи прикладных технологий. Например, под общим заголовком «Нейротехнологии и искусственный интеллект» может скрываться все, что угодно. Непонятно, какие именно разработки будут финансироваться — беспилотные автомобили, медицина или что-то еще. Есть риск, что государственные средства будут выделяться на разработки, которые в реальной жизни не понадобятся и деньги будут фактически потрачены впустую. Таких примеров мы знаем немало — когда за государственный счет проводились разные исследования, писались программы, но значимого эффекта они не дали.

В этой связи существенные риски связаны, на мой взгляд, с дорожной картой «Системы распределенного реестра», к которой относится технология блокчейна. С одной стороны, это весьма модная и прогрессивная технология, которую можно, конечно, применять для разных государственных реестров, но с другой — она мне представляется слишком распиаренной, хотя практическая ценность ее не настолько велика, чтобы тратить на нее серьезные государственные средства. Особенно в нашей стране, где у государства преобладает стремление всячески закрывать информацию. Но известно, что технология блокчейна наиболее эффективна, наоборот, в открытом обществе.

«Есть риск, что государственные средства будут выделяться на разработки, которые в реальной жизни не понадобятся»

Значительные риски содержит также дорожная карта «Технологии беспроводной связи». Тут видимо имеется в виду развитие технологии 5G, но важно определить, во что именно государство собирается вкладывать бюджетные средства. Потому что в этой сфере есть проблемы. Например, с выделением частот — если не предоставить сотовым операторам частоты, оптимальные для 5G, то эффективность применения этой технологии будет низкой. Кроме того, эта технология уже разработана, причем, иностранными компаниями и непонятно зачем еще выделять на это деньги из российского бюджета. Создавать собственные технологии и оборудование для 5G мне представляется неразумным. Для сетей 5G нужно еще создавать инфраструктуру. Но опять же, этим сейчас успешно занимаются сами сотовые операторы, инвестируют в сети свои средства, так что непонятно, зачем государство хочет вмешаться в этот процесс.

По линии НТИ фактор рисков при выделении госфинансирования очень хорошо отработан — господдержка осуществляется при жестком отборе проектов. Чтобы получить деньги, нужно представить очень убедительные доказательства эффективности и востребованности рынком конкретной разработки. По линии Минкомсвязи деньги выделяются довольно большие, а критерии их выделения четко не прописаны. Нет вообще процедуры получения средств. Почему процедура НТИ не применена в данном случае, непонятно. Впрочем, возможно, она будет разработана позже, когда президиум правительственного совета по стратегическому развитию и национальным проектам окончательно утвердит дорожные карты Минкомсвязи и их финансирование.

Пока же налицо противоречивая политика государства. С одной стороны, оно демонстрирует важность цифровых технологий, а с другой — оно очевидно не понимает, как сделать так, чтобы эти важные направления реально развились.

«Государство очевидно не понимает, как сделать так, чтобы эти направления развились»

Обращает на себя внимание неравномерность государственного участия в финансировании различных дорожных карт. Например, в дорожной карте «Квантовые технологии» государство обеспечивает 80% финансирования. Вероятно, это связано с особой заинтересованностью в таких технологиях, в частности, квантовой криптографии, военного ведомства и служб безопасности. Это обстоятельство известно — в нынешнюю цифровую эпоху нужно менять технологии защиты информации».

Арсений Майоров, член Совета по развитию цифровой экономики при правительстве РФ и председатель экспертной группы Ленинградской областной торгово-промышленной палаты:

«Приоритеты государственного финансирования различных направлений цифровой экономики связаны, как мне кажется, с мнением государства о том, в каких направлениях Россия может быть конкурентоспособной на мировом рынке. Поэтому, например, финансировать «Квантовые технологии» государство берется на 80%, а робототехника и 5G (в рамках дорожной карты «Технологии беспроводной связи») не предполагают большого государственного участия, потому что там практически нет сектора исследования и разработок. Я предполагаю, что логика государства именно такая — по крайней мере она была таковой на этапе разработки дорожных карт Минкомсвязи, в котором я принимал участие.

С другой стороны, доля государственного участия связана и с готовностью бизнеса вкладывать свои средства. Там, где идут частные инвестиции, большого государственного участия не требуется. В некоторых сферах частных инвестиций мало, поскольку развитие технологий там пока находится на этапе исследований и пилотных проектов, которые бизнес финансирует неохотно. Это, кстати, характерно для тех же квантовых технологий. А в сферах робототехники, искусственного интеллекта, 5G и некоторых других на рынке уже есть готовые продукты, многие компании активно их используют и вкладывают свои деньги в дальнейшее развитие соответствующих технологий. Так, например, недавно было подписано масштабное соглашение с китайской компанией Huawei о разработках в сфере искусственного интеллекта и машинного обучения.

Стоит, на мой взгляд, отметить то обстоятельство, что доля государства в финансировании того или иного направления не является единственным признаком приоритета. Так, несмотря на небольшую долю в финансировании искусственного интеллекта, разработкам в этой сфере государство уделяет очень большое внимание. Подтверждением этого является опубликованная на днях Национальная стратегия развития искусственного интеллекта до 2030 года и поручение президента РФ правительству до 15 декабря обеспечить внесение необходимых изменений в нацпроект «Цифровая экономика», а также сформировать федеральный проект «Искусственный интеллект».

«Доля госучастия связана с готовностью бизнеса вкладывать свои средства. Там, где идут частные инвестиции, большого государственного участия не требуется»

В этой сфере у России уже есть достижения и серьезные конкурентные преимущества. Свидетельством этого может служить, например, исследование Microsoft, проведенное весной этого года, согласно результатам которого российские бизнес-руководители используют возможности искусственного интеллекта активнее, чем их коллеги за рубежом. Вместе с этим, уверен, что у России есть большое будущее в такой новой сфере, как оценка технологий с точки зрения социогуманитарного знания, поскольку помимо теоретической базы XX века сегодня философы, социологи, антропологи и политологи всё больше занимаются вопросами влияния научно-технического прогресса на жизнь людей и его последствий для социальных отношений, культуры, религии и т.д.».

Источник
Новости по теме
Зачем в смартфоне российский софт?
РУССОФТ и Китайская ассоциация индустрии программного обеспечения заключили соглашение о сотрудничестве
НП РУССОФТ в рамках Петербургского международного инновационного Форума 2019 проведет V ежегодный RUSSOFT Leadership Forum