English

Минэкономразвития: цифровой университет появится в России к 2022 году

25 июня 2019

Замминистра Илья Торосов рассказал порталу «Будущее России. Национальные проекты» о грядущих изменениях в IT-образовании.

Цифровизация становится важным элементом развития всех сфер жизни общества, в том числе и системы образования. Благодаря современным цифровым технологиям университеты всего мира получили возможность взаимодействовать и внедрять учебные программы других вузов, тем самым повышая доступность и качество образования. Так, в России будет запущен проект «Цифровой университет», который позволит вузам по всей стране использовать лучшие решения в образовательном процессе, и создан фонд для финансирования стартапов в области цифрового обучения. О том, как обеспечить цифровую экономику кадрами и привлечь высококвалифицированных специалистов из-за рубежа в интервью порталу «Будущее России. Национальные проекты», оператором которого выступает информационное агентство ТАСС, рассказал заместитель министра экономического развития Илья Торосов.

— Какие направления в рамках нацпроектов вы курируете в Минэкономразвития?

— Я отвечаю за образование в цифровой экономике. Это огромный проект с поддержкой обучающихся всех уровней образования, школ, вузов, граждан — фактически всей системы образования в цифровой экономике.

Например, будут гранты в размере около 100 тыс. рублей школьникам, проявившим свои способности по математике, информатике, технологиям. Школам, которые хорошо их готовят и которые способны делиться с другими школами своими лучшими практиками, — по 6 млн рублей. Всего за шесть лет таких школ будет около 1,5 тыс. У нас будут гранты на проведение тематических смен в летних лагерях по математике, информатике и цифровым технологиям для более чем 133 тыс. детей.

У нас будет «Цифровой университет», на который мы потратим 6,5 млрд рублей. Это обеспечит каждому вузу доступ к лучшим практикам управления и реализации образовательного процесса с использованием современных обучающих технологий, они будут не только разработаны самими вузами для вузов, но и консолидированы для общедоступного использования.

— То есть это облачный «Цифровой университет»?

— «Цифровой университет» — это университет, действующий на основе «больших данных». Основная его цель — повышение качества подготовки во всех вузах, чтобы у вузов был доступ к лучшим решениям для организации образовательного процесса, у преподавателей — к методике разработки и реализации программ, а у обучающихся в регионах появилась возможность выстраивать свою персональную образовательную траекторию, используя лучшие учебные материалы, не меняя вуз.

— Когда заработает площадка и можно будет «зайти» в этот университет?

— Через два-три года, не сейчас.

— А вы не будете его постепенно наполнять?

— Постепенно наполнять-то мы его будем, но сначала надо определить, кто эти решения и лучшие практики станет генерировать и на какой платформе, на чьем балансе она [платформа] будет, кто будет владелец этой интеллектуальной собственности и так далее. Будет конкурс.

— Это будет не министерство?

— Я надеюсь, что это будет не министерство, этот вопрос прорабатывается. Если говорить о том, что у нас уже есть, то мы разыграли гранты, будет поддержка школ и школьников. Уже этим летом разыграли тематические сезонные лагеря, в которые ребята будут ездить и углубленно изучать математику и информатику. Мы увеличиваем целевой набор по специальностям ИТ и математика постепенно, в два раза — с 50 тыс. до 120 тыс. в год к 2024 году. Это происходит за счет, конечно, других — экономистов, юристов, потому что в целом бюджет не резиновый.

— Какие еще есть активности?

— Мы только что подписали с РВК (Российская венчурная компания — прим. ред.) соглашение о создании венчурного фонда для финансирования стартапов в области цифрового образования. Этим летом мы отберем управляющее товарищество, то есть выберем команду управленцев, которые будут заниматься акселерацией, отбором стартапов, поиском стартапов, их «упаковкой». До конца года они уже должны три проекта вынести на наблюдательный совет. В следующем году будет еще больше проектов.

— Помимо обучения собственных кадров, есть ли планы по привлечению специалистов из-за рубежа?

— У нас есть законопроект по высококвалифицированным специалистам. Наша экономика является донором высококвалифицированных специалистов (ВКС). Сейчас существует проблема демографической ямы 1990-х, происходит выбытие трудоспособного населения. При этом у нас отток ВКС. Мы предлагаем понизить порог заработной платы, когда человек считается высококвалифицированным специалистом, до 100 тыс. рублей в месяц. Сейчас порог — 2 млн рублей в год, почти в два раза выше. А средняя зарплата по России — 43 тыс. рублей.

Второй момент: мы даем удаленную возможность стать ВКС, мы даем возможность приехать для поиска работы как ВКС на территории России. При этом уменьшая порог, мы собираемся сразу вперед брать плату за НДФЛ. Предприятие вперед будет платить за два-три месяца.

Мы все-таки добились у [первого вице-премьера, министра финансов] Силуанова Антона Германовича, что в этом году МВД внесет законопроект с упрощенным гражданством для студентов-иностранцев, окончивших российские вузы. Мы туда еще планируем добавить вузы по определенному списку бывшего Советского Союза. Так, мы получаем ребят, которые пять-шесть лет отучились в России, знают русский язык, имеют высшее образование. А сейчас у нас около 20% въезжающих имеют высшее образование, и мы уже не говорим о качестве этого образования. Для студентов, которые окончили российские вузы, мы даем возможность упрощенного получения гражданства.

— А они хотят?

— Хотят. Но у нас еще стопорится одно предложение — отменить обязательность отказа от иного гражданства.

— Как интересно.

— Еще мы сейчас с федеральными органами исполнительной власти обсуждаем поддержку русского языка за рубежом. У нас нет четкой политики в плане продвижения русского языка за рубежом. Мы предлагаем отработать вопрос создания некоммерческой организации, по аналогу с [институтом] Гете, с Британским союзом, которая будет негосударственная, а общественная и станет заниматься единственной платформой для продвижения обучения русскому языку за рубежом. Мы собираемся заявить аналог TOEFL — экзамена, который будет приниматься в Российской Федерации. Это нужно для того, чтобы была возможность сдавать экзамены в российские вузы и приезжать, потом остаться и получить упрощенное гражданство.

Надо их обучать русскому языку, чтобы они были влюблены в русский язык, сдавали экзамен и приезжали сюда. Вот такая платформа, мы ее надеемся сделать. Сейчас общаемся по этому поводу с Россотрудничеством. Это и политическая составляющая в плане развития русского мира за рубежом.

— Очень хочется поговорить с вами еще про благотворительность.

— В этом году у нас стоит задача согласовать концепцию по благотворительности. Мы ее разослали по федеральным органам исполнительной власти, чтобы те нам дали свои предложения. Почему это важно? Просто две цифры: только 6% россиян декларируют доверие благотворительным фондам, 15% — благотворительным акциям.

Мы начали с того, чтобы дать больше преференций благотворительным фондам: налоговые льготы, возможность подарить не только благотворительный взнос, но и налог за него. Тема правильная. Мы будем в этом направлении двигаться. Но также мы хотим закрепить статус таких фондов.

Что такое статус благотворительных фондов? Это новый статус для тех, кто захочет дополнительные преференции, нежели которые они имеют сейчас. Подход такой: если ты не хочешь ничего дополнительно, ты можешь жить в старой парадигме. Если ты хочешь новое — ты живешь в новой парадигме.

Мы хотим увеличить прозрачность и отчетность для благотворительных фондов. В то же время у нас нет профильного образования в области благотворительности, которое позволит повышать ее эффективность, улучшить коммуникации результатов. Первая позиция концепции — мы хотим создавать стандарты, сам рынок.

Постепенно мы будем стремиться, чтобы только сертифицированные менеджеры работали в фондах, которые будут иметь этот определенный статус. Рассчитываем, что это приведет на рынок новых игроков, пользующихся доверием.

— В фонде должен быть определенный процент этих сертифицированных управленцев?

— Конечно. Мы не собираемся стопорить вообще систему. Мы собираемся на базе Минэкономразвития приглашать фонды, чтобы они профильные образовательные программы разработали и по ним обучали своих сотрудников. Чтобы они получили хоть что-то. Потом уже профильные программы высшего образования.

Беседовала Лана Самарина

Источник: https://futurerussia.gov.ru/nacionalnye-proekty/588753
Новости по теме
В Санкт-Петербурге откроют лабораторию для создания IoT-устройств
Госорганы на Ставрополье откажутся от зарубежного программного обеспечения
Россия признана одним из лидеров по внедрению цифровых технологий