English

Пандемия помогла компаниям перейти на собственное ПО

13 октября 2020

51% ком­па­ний с обо­ротом от 3 млрд руб. до 100 млрд руб. во вре­мя пан­де­мии ис­поль­зо­вали спе­ци­аль­ное прог­рам­мное обес­пе­чение (ПО) для пе­рес­трой­ки биз­нес-про­цес­сов. При этом 68% ком­па­ний при­меня­ли собс­твен­ные раз­ра­бот­ки ПО.

Согласно результатам опроса, проведенного маркетинговым агентством “РБК Исследования рынков” в партнерстве с SAP CIS, большинство компаний (51%) с оборотом от 3 млрд руб. до 100 млрд руб. во время пандемии использовали специальное программное обеспечение для перестройки бизнес-процессов. Самая высокая доля респондентов, выбравших ответ “да”, – среди компаний промышленного производства (62%), фармацевтических (61%) и компаний, занимающихся логистикой и перевозкой грузов (59%). По данным опроса, для перестройки бизнес-процессов во время пандемии 68% компаний применяли собственные разработки ПО, 25% – покупали ПО, 7% затруднились ответить.

Директор управления продаж продуктов и сервисов Softline Александр Рожков одной из причин использования компаниями отечественного ПО называет переход многих компаний на платформенные решения. “Не секрет, что за последние годы многие компании успели внедрить BPM- и RPA-платформы, чтобы снизить зависимость от внешних разработчиков. Как известно, Low-Code- и No-Code-платформы позволяют так называемым гражданским разработчикам работать над совершенствованием корпоративных бизнес-процессов практически без обращения к профессиональным разработчикам. По прогнозам экспертов, к 2024 г. на разработку Low-Code-приложений будет приходиться около 65% рынка разработки приложений. Для целого ряда организаций и предприятий критически важно минимизировать зависимость от внешних разработчиков, особенно если это связано с зарубежным софтом и чувствительностью к ужесточению санкций, – говорит Александр Рожков. – В то же время наблюдается тренд передачи бизнесом непрофильных ИТ-функций на внешний аутсорсинг. Сегодня для компаний содержать большой штат дорогих программистов – непозволительная роскошь. Кроме того, инсорсинговым командам не всегда удается обеспечить достойную альтернативу специализированным софтверным компаниям, использующим самые современные подходы к разработке – SaaS-приложения, DevOps, микросервисы”.

Для перестройки критически важных бизнес-процессов во время пандемии инструменты автоматизации и программное обеспечение более всего использовали компании в промышленном производстве – 62% из опрошенных организаций, в фармацевтике – 61%, в логистике и перевозке грузов – 59%, в ретейле – 47%, в производстве и дистрибуции ТНП – 37%. Самая высокая доля выбравших вариант ответа “нет” (не использовали автоматизацию и ПО) отмечена среди ретейлеров и производителей товаров народного потребления. В случае с ретейлерами исследователи объясняют это высокой долей компаний, которые были вынуждены полностью закрыть свой бизнес на время карантина и не в состоянии начать быстрое развитие онлайн-продаж, а в случае с производителями товаров народного потребления – существующим технологическим отставанием в области цифровизации бизнеса.

“Пандемия коронавируса COVID-19 в целом помогла российским компаниям начать перестройку организации бизнеса в сторону цифровизации. Кроме того, кризис подтолкнул руководство компаний к принятию сложных решений по оптимизации существующих бизнес-моделей (43%), поиску путей сокращения издержек (45%), а также развитию новых направлений бизнеса (27%)”, – сказано в исследовании.

“На мой взгляд, один из важных выводов этого исследования – компании обратили внимание на digital-составляющую своего бизнеса и поняли, что старые бизнес-модели уже не работают. Кризис всегда мотивирует на развитие, и COVID-19 сломал много стереотипов и привычных всем схем в построении бизнес-процессов. Многие ждут вторую волну эпидемии и связанные с этим сложности в бизнесе. В таких условиях для компаний становится важна каждая секунда, которая поможет ускорить исполнение процессов. Цифровые технологии – это как раз тот инструмент, который поможет эту задачу решить”, – отметил управляющий директор SAP по работе с партнерами и быстроразвивающимися компаниями в России и СНГ Алексей Петунин.

Согласно результатам опроса, компании не ожидают возврата к прежней модели ведения бизнеса. В целом, по результатам исследования, российский бизнес ожидает выйти на докризисные показатели развития не раньше чем к концу декабря 2020 г. Тем не менее, по самым оптимистичным прогнозам игроков рынка, российская экономика так и не начнет полноценное восстановление в 2020 г.

Александр Рожков считает, что можно говорить о целом спектре кросс-отраслевого ПО, которое было популярно во время пандемии и, как ожидается, не потеряет актуальности и после ее завершения. “Прежде всего речь идет о программных решениях и SaaS-приложениях в рамках удаленной и бесконтактной работы: офисные пакеты, корпоративные порталы, электронный юридический значимый документооборот, унифицированные коммуникации и совместная работа, управление проектами и задачами, контроль производительности и действий удаленных сотрудников. Вместе с тем существует ряд программных решений с отраслевой спецификой. Например, в ретейле это сайты для электронной торговли, виртуальные магазины и рекомендательные системы. В сфере здравоохранения – облачные контакт-центры, мобильные приложения для отслеживания контактов заболевших, удаленного контроля медицинских показателей. В финансовом секторе – единый фронт-офис, цифровая ипотека, кредитные конвейеры, борьба с мошенничеством, – комментирует Александр Рожков. – Пандемия поспособствовала тому, чтобы переход к цифровизации был более осмысленным. Нет сомнений, что сегодня, в условиях жестких финансовых ограничений, бизнес семь раз подумает, прежде чем инвестирует собственные средства в какой-либо проект. Можно заметить разницу между отношением бизнеса к цифровизации до и после пандемии. Все начиналось с так называемых имиджевых проектов, которые, по большому счету, были часто нерентабельными. Сейчас цифровизация связана с задачами повышения производительности и оптимизации расходов за счет автоматизации и роботизации процессов, мониторинга сотрудников и оборудования в реальном времени и снижения простоев, перехода на сервисные модели. В перспективе усилия по цифровизации будут направлены на скорость и фокус на клиенте. Речь идет о скорости принятия решений, реагирования в условиях нестабильности, вывода продуктов и услуг на рынок, доставки товаров. Цифровые технологии должны также обеспечить эффективное взаимодействие с клиентами и контрагентами, персонализацию товаров и услуг”.

Александр Рожков отметил, что у ускоренной цифровизации есть как минусы, так и плюсы: минусы – отстающее законодательство, административные барьеры, недостаточная зрелость технологий и заказчиков; плюсы – быстрое принятие решений топ-менеджерами в условиях “шоковой терапии”, ускоренное внедрение и достижение ценности для бизнеса, повышение адаптивности и масштабируемости бизнеса.

Партнер и директор компании “Интеллектуальный Резерв” Павел Мясоедов прокомментировал: “В каждой отрасли, указанной в исследовании, используется свое, специализированное программное обеспечение, а также известные всем программы – например, “1С Бухгалтерия”, “Склад”, “Продажи” и т.д., – оптимизированные под конкретные задачи. Крупнейшие компании, как правило, используют общие программы и вносят в них необходимые дополнения. Например, у крупных ретейлеров – “Магнит”, Х5, “Лента” и др. – используется в основном 1С, но конфигурация может быть разной, в зависимости от необходимости формирования отчетности, анализа и т.д. То же самое – в логистике, на производстве и в других сферах. Также широко используются CRM-системы, такие как “Битрикс 24” или “Мегаплан”. Может применяться дополнительное ПО для узких направлений деятельности там, где это необходимо. Говоря о собственном ПО, респонденты наверняка имели в виду как раз разработки под конкретный вид бизнеса и оптимизацию программ для каждой конкретной компании. Это делают крупнейшие организации в стране – на основе имеющихся программ создаются дополнения либо заказываются у разработчиков специальные решения, которые использует то или иное предприятие. Здесь преимущества очевидны: ПО, доработанное под конкретные задачи, позволяет хорошо оптимизировать все процессы получения, сбора, хранения и анализа информации, необходимой для эффективной работы и планирования. В отличие от стандартного ПО, которое может не иметь какой-либо узкой специализации. Безусловно, пандемия значительно ускорила массовый переход российского бизнеса на цифровые рельсы. Без этого фактора процесс мог бы занять более длительное время. По разным оценкам, в течение этого года уровень цифровизации российской экономики и бизнеса вырос в несколько раз, что могло быть достигнуто только к 2023-2024 гг. Ускоренная цифровизация несет в себе определенные плюсы: ускоряются процессы, происходит оптимизация работы на всех уровнях, но это требует быстрого переобучения сотрудников и сопровождается ростом затрат”.

Источник
Новости по теме
Бюджет ускоряет нейтроны
ЦОДы ищут наставника
Бэлла Черкесова заменила Алексея Волина