English

Правительство не осталось глухо к призывам поддержать жизнеспособные IT-компании

23 июня 2020

Как сообщили “Ведомости”, сославшись на двух федеральных чиновников, в ближайшее время будут объявлены параметры налогового маневра в ИТ-отрасли.

Премьер-министр Михаил Мишустин снизит страховые взносы для ИТ-компаний с 14% до 7,6%, налог на прибыль – с 20% до 3%. Реклама отечественных разработок и софта в иностранных онлайн-медиа не будет облагаться НДС. Кроме того, ожидаются и субсидии, которые пока что не конкретизируются. ИТ-компаниями будут считаться фирмы, не менее 90% выручки которых приходится на разработку, внедрение и продажу программного обеспечения. Причиной попытки поддержать отечественный софт за рубежом является падение спроса на внутреннем рынке.

Кстати, падение спроса касается не только текущего момента, но и перспектив. Только что мы обсуждали вопрос о том, что российские банки просят избавить их от необходимости покупать отечественный софт, а российские операторы связи – от необходимости ждать, пока будет готово российское оборудование. Ассоциации защиты прав потребителей у нас пока не настолько сильны, чтобы мы, клиенты банков и операторов, имели возможность последовать их примеру и требовать упростить работу зарубежным банкам и операторам. Понятно, что в эпоху сложностей со спросом все фирмы стремятся максимально снизить риски – а переход на отечественный софт и оборудование в такой момент эти риски усугубляют.

Остаётся предположить, что, не видя возможности понудить российские фирмы покупать отечественное, премьер отправляет софтверную индустрию в дальние края. Как же так? Почему зарубежные потребители покупают российские разработки? Разумеется, покупают они совсем другие разработки. Глобальное разделение труда устроено так, что российская индустрия разработки уже, в основном, и работает на зарубежных заказчиков. В последние годы доля зарубежных покупателей в общем объёме продаж произведённых в России программного обеспечения и услуг составляла почти две трети – 62%. В абсолютном выражении, по данным ассоциации “РУССОФТ”, это 10,5 миллиардов долларов. В случае ИТ-сервисов, которые больше выигрывают от удешевления рубля, чем продуктовые компании, доля зарубежных покупателей – 67%, а темпы роста ещё выше – 26% (в сравнении со средними по экспорту в ИТ темпами 19%). В последние годы активно открывали зарубежные офисы  компании, работающие в сфере ИТ-безопасности, такие как Group IB, производители офисного обеспечения (например, “Новые облачные технологии”), поставщики IT-сервисов и инфраструктурых решений.  Ещё до начала пандемия ассоциация “РУССОФТ” направляла в Минкомсвязь предложение о кэшбэке в виде субсидий в размере 3% за экспорт софта, что позволило бы разработчикам увеличить прибыль.

Мы видим, что правительство не осталось глухим к призывам поддержать жизнеспособные компании. При этом, по данным той же ассоциации, активно работает за рубежом лишь 32% российский софтверных компаний, и премьер Михаил Мишустин вполне может рассчитывать на дальнейшее увеличение долларовой выручки, стимулируя отрасль при помощи дополнительного налогового маневра. Предположения о том, что некоторые софтверные компании вернутся в российскую юрисдикцию, мне кажется преждевременным – чтобы продавать за рубежом, компаниям выгоднее иметь иностранное лицо и следовать общей практике, когда компании позиционируются как глобальные или европейские, а сборкой или разработкой занимаются недорогие специалисты из третьих стран. Однако маневр может притормозить перетекание небольших и средних фирм.

Источник
Новости по теме
Как тебе такое, кремниевая долина?
Поправки к Конституции: ИТ теперь находятся «в ведении Российской Федерации»
Куда ведут ИТ-маневры