English

Российские разработчики не живут экспортом

09 июля 2019

Более 50% российских софтверных компаний либо вовсе не работают за рубежом, либо имеют несущественные для них и нерегулярные экспортные доходы. При этом зачастую отдельные проекты компании реализуют только в ближнем зарубежье. Активно же за рубежом работает около 35% российских софтверных компаний. К таким результатам пришли специалисты НП «Руссофт», проведя исследование развития российских софтверных компаний в 1990-2019 гг.

Как отметили в пресс-службе «Руссофта», ассоциация ежегодно представляет распределение софтверных компаний по группам в зависимости от местоположения головного офиса, года создания, специализации, модели бизнеса, доли экспорта. «Однако по данным опроса только за один год получалась очень большая погрешность, позволяющая представлять лишь широкий диапазон распределения компаний в каждой группе. Поскольку ряд характеристик компаний остается неизменным или меняется за несколько лет незначительно, то вполне оправданно было объединить данные опросов последних лет — с 2016 г. по 2019 г.», — указали в «Руссофте», добавив, что объединение результатов опросов позволило вполне точно увидеть основные характеристики российских компаний — разработчиков программного обеспечения (ПО). «В частности, оно позволило получить количественные показатели, связанные с проблемой низкой предпринимательской активности. Эти показатели в определенные периоды улучшались, но все равно в последние 30 лет они остаются примерно на одном, невысоком, уровне, и этот факт, вместе с кадровым дефицитом, сдерживает развитие отрасли», — заявили в «Руссофте».

В ассоциации также обратили внимание, что после объединения данных ее исследования за несколько лет, была получена информация от 458 софтверных компаний. При этом получилась релевантная выборка, которая хорошо отражает историю российской софтверной отрасли в плане изменения активности по созданию успешных компаний. «Увеличить эту выборку удалось также благодаря тому, что в последние годы «Руссофт» стал собирать в рамках своего исследования по 150-160 анкет, тогда как в прежние годы собирал по 120-130 и даже меньше», — указали в «Руссофте».

Как отмечается в исследовании, из 458 компаний, опрошенных «Руссофт» за последние четыре года, 22,5% указали, что не имели зарубежных продаж. «Однако в отдельные годы этот показатель может быть намного выше. Например, последний опрос показал, что в 2018 г. экспортных доходов не имело 35% опрошенных компаний, что связано с явной переориентацией компаний на внутренний рынок», — замечается в исследовании,

40,5% компаний, как свидетельствуют данные исследования, в 2018 г. имели оборот от $1 млн до $5 млн. В целом с 2015 г. по 2018 г., как указывается в исследовании, распределение количества опрошенных компаний по величине оборота кардинально не менялось. «Можно предположить, что компании стали быстрее преодолевать планку оборота в $1 млн, — заявляется в исследовании. — Естественно, в генеральной совокупности доля небольших компаний значительно больше, чем среди опрошенных компаний».

Что касается модели бизнеса софтверных компаний и их специализации, то в исследовании указывается следующее: «Определить долю продуктовых и сервисных компаний среди всех софтверных компаний можно только примерно, поскольку приблизительно треть предприятий имеет как заказную разработку, так и собственные тиражируемые решения. «Руссофт» относит их к одной из двух групп в зависимости от того, что преобладает в структуре доходов за год, предшествующий опросу. Эта структура у многих компаний существенно меняется из года в год. Потому они могут считаться то продуктовыми, то сервисными».

В последние три года, как отмечается в исследовании, от 30% до почти 50% компаний, которые основной доход получают от продажи собственных типовых решений, указали, что они занимаются заказной разработкой. «Судя по всему, в большинстве случаев они осуществляют кастомизацию своих решений под запросы конкретного заказчика. Однако есть случаи и отдельного направления бизнеса с классической заказной разработкой», — сообщается в исследовании.

Вместе с тем в исследовании обращается внимание на то, что, по данным опроса «Руссофта» 2019 г., 26% от всех опрошенных компаний, занимаются разработкой программных продуктов, но не имеют при этом доходов от заказной разработки. «В то же время, 38,7% компаний специализируются на разработке ПО на заказ при нулевом показателе продаж собственных программных продуктов. 35,3% опрошенных компаний используют одновременно обе модели бизнеса, но среди них есть ярко выраженные как сервисные, так и продуктовые компании», — сообщается в исследовании.

При этом в нем отмечается: «Если сгладить колебания, которые носят случайный характер, то в общей совокупности опрошенных компаний в последние несколько лет виден рост доли компаний, которых можно отнести по структуре доходов к продуктовым. Например, вполне логичным выглядит увеличение этого показателя с 22% в 2012 г. до рекордных 46% в 2019 г. Тем не менее сервисная модель не только жива, но под нее в последние годы создавались новые компании. Такое явление можно объяснить падением курса рубля, произошедшим с 2014 г., что повысило конкурентоспособность российских аутсорсинговых компаний на мировом рынке. В данных 2019 г. совсем нет центров разработки зарубежных корпораций. Скорее всего, их доля не изменилась, но они стали более информационно закрытыми, а потому в опросах участвуют реже».

В исследовании также указывается на то, что, по результатам опроса, выявить какую-либо динамику изменений в индустрии по доле опрошенных компаний с определенной специализацией сложно, так как в колебаниях показателей почти по всем направлениям каких-то явных закономерностей не выявлено. «По ним правильнее устанавливать ту примерную величину, вокруг которой происходят колебания», — отмечается в исследовании.

В нем также добавляется: «Имеются все основания предполагать, что доля компаний, имеющих такое направление деятельности, как «Встроенное ПО», неуклонно растет в последние годы. Бурное развитие интернета вещей вполне может это объяснить. Да и тех устройств со встроенным ПО, которые не передают информацию по сетям, становится больше и больше. Также увеличилась доля тех компаний, которые разрабатывают сайты. Однако этот показатель мог измениться из-за увеличения доли респондентов из регионов в связи с усилением внимания к опросу в регионах, где таких разработчиков особенно много. Не исключено, что во всей отрасли возросла доля компаний, разрабатывающих компьютерные игры. Однако компаний с такой специализацией не так много, потому выявление динамики по их количеству связано с особенно большой погрешностью».

Учет результатов исследований за последние четыре года, как указывается в исследовании, позволяет определить намного точнее реальное географическое распределение софтверных компаний, чем по опросу за один год. Однако и в этом случае, как отмечается в исследовании, на итоговые результаты также оказывала большее влияние степень активности проведения опросов в отдельных городах и регионах, что дает некоторые искажения.

«Доля Москвы должна быть на практике больше (не менее 32%), чем доля Санкт-Петербурга — до 15%. Третье место Новосибирска не подвергается сомнению, но, скорее всего, с чуть меньшим показателем. Доля Нижнего Новгорода должна быть выше. Не оказалось в топ-16 такого крупного города, как Екатеринбург, в котором много софтверных компаний, что, по-видимому, объясняется тем, что у нас никак не получается полноценно охватить опросом екатеринбургские компании. Однако экспортеров среди них, действительно, немного. Всего индустрия разработки ПО существует примерно в 55 городах России (компании, участвующие в опросах в последние четыре года, указали 56 таких городов). В данном случае подразумевается наличие хотя бы нескольких компаний, которые имеют продажи за пределами своего региона, а также центров разработки иногородних и зарубежных компаний», — отмечается в исследовании.

Говорить же о существовании полноценной софтверной индустрии на уровне региона, как заявляется в исследовании, можно применительно к 10 субъектам Федерации. «Еще в 10-15 городах эта индустрия формируется. В остальных регионах имеются успешные компании только в единичных случаях, но и они могут иметь успехи даже за рубежом. В целом количество компаний в городе является вполне объективным показателем степени развития индустрии. Однако не во всех случаях. Например, в Воронеже очень много центров разработки крупных компаний Москвы и Петербурга, а также зарубежных корпораций, но мало своих доморощенных компаний. Несомненным лидером по количеству компаний на душу населения является Таганрог, расположенный в Ростовской области. При примерно 250 тыс. жителей, в нем работает не менее 100 софтверных компаний», — сообщается в исследовании.

В разговоре с корреспондентом ComNews о том, почему сегодня в России велика доля софтверных компаний, зарабатывающих главным образом не на экспорте разработок на внешний рынок, главный аналитик «Руссофт» Дмитрий Желвицкий сказал следующее: «Почему мало экспортеров? Потому что недостаточно людей — менеджеров, предпринимателей, знающих, что нужно за рубежом, на что там спрос есть, и умеющих работать на экспорт. Наверное, прежде всего, мало всех предпринимателей. Даже работающих на внутренний рынок. Их должно быть больше. Мало людей с лидерскими качествами. Из-за этого компании не растут. На первом этапе основатели тянут компанию. Потом нужно развивать новые направления — по решениям, по рынкам, под которые нужны лидеры, с теми же качествами, что у предпринимателей. С соответствующими качествами людей не хватает».

Для работы на экспорт, по словам Дмитрия Желвицкого, чаще нужен хороший маркетинговый бюджет. «На российском рынке, который не американский и не китайский по размерам, часто соответствующий бюджет не заработать. Но в основном компании даже не знают, что их решения можно продавать за рубежом. Знание иностранных языков также сдерживает. Вернее — незнание на хорошем уровне у широкого круга предпринимателей и менеджеров. Естественно, нужны инвестиции как на разработку, так и на маркетинг. Это длинные деньги. С ними проблема в России. Особенно в сфере высоких технологий. Не хватает грамотных инвесторов, которые умеют работать с высокотехнологичными компаниями. Например, многие обладатели малых и больших капиталов в другие отрасли успешно инвестируют. Пытаются в ИТ, ничего не понимают и воздерживаются», — указал Дмитрий Желвицкий.

При этом он добавил, что в настоящее время имеет место множество разнообразных бизнес-миссий и прочих маркетинговых активностей при поддержке правительства. «Некоторые компании, которые прежде работали только в России, пытаются узнать, можно ли с их решениями выйти на зарубежные рынки. Например, на западные, возможно, нельзя в силу их насыщенности и нелояльности ко всему российскому (далеко не всех потенциальных покупателей, но явление заметно), но есть азиатские, арабские и другие рынки, где свободнее и лояльность выше. Потенциал увеличения экспорта и экспортеров есть, но прежде всего нехватка людей, склонных к предпринимательству, сдерживает», — заявил Дмитрий Желвицкий.

Относительно перспектив софтверных компаний, зарабатывающих на экспорте, он заметил следующее: «Надеемся, что доля экспортеров будет увеличиваться. Мы работаем над этим. Ассоциация изначально создавалась для продвижения наших компаний за рубежом. Потом уже стали всей отрасли внимание уделять, включая импортозамещение. Однако пока перспективы такие, что доля экспортеров либо будет медленно увеличиваться, либо очень медленно. Компетентные инвесторы сразу не появятся в нужном количестве (как и предприниматели), хотя можно привлекать из-за рубежа. Нужно просто наращивать экспорт. Потенциал есть у тех компаний, которые уже работают за рубежом, но не очень активно».

Что касается будущего российских софтверных компаний с высоким оборотом, Дмитрий Желвицкий заметил: «То, что большой оборот у нас, не очень большой в США или Китае. В силу даже их внутренних рынков. Но если считать $20 млн., то каждый год по 2-3 компании, которые имеют оборот не менее, проявляется в России. Недавно наша компания попала из Вологды в мировой рейтинг игр. Ее оборот оценивают $200 млн. Раньше о ней ничего не слышали. Но с ней не очень понятно. Вроде имеет несколько центров разработки в России. Вроде у нас зародилась. Но где сейчас основатели — непонятно. Вообще очень много закрытых компаний. Особенно после 2014 года ряд компаний категорически не хотят называться российскими, хотя по всем критериям они могут быть вполне российскими. Есть стартапы, которые уезжают и уже за рубежом основывают компании. И много промежуточных вариантов. Наверное, все эти процессы сохранятся. Также ежегодно по 2-3 или чуть больше компаний будут попадать в число крупных с оборотом более $20 млн. Всего таковых около 70. А всех софтверных компаний 3,5 тыс. – 4 тыс.».

Руководитель отдела продвижения продуктов ООО «Код безопасности» Павел Коростелев, говоря о том, будет ли увеличиваться доля российских софтверных компаний, у которых большую часть дохода составляют разработки, экспортируемые на внешний рынок, заявил: «Да, в рамках ряда отраслей российские разработчики будут активно двигаться на внешний рынок. Однако масштабная программа импортозамещения открывает очень серьезные перспективы для внутреннего потребления. Так что, вероятно, мы будем наблюдать поляризацию: кто-то работает целиком на внутренний рынок — в случае, если до импортозамещения в отдельной продуктовой нише российских аналогов не было, кто-то в большей части на внешний — если продуктовая ниша уже импортозамещена и места для роста не осталось».

Относительно того, на какие внешние рынки ориентированы сегодня и будут в будущем российские софтверные компании, Павел Коростелев сказал следующее: «Если компания позиционирует себя как российская, то она столкнется с очень мощным давлением при выходе на рынки Европы и Америки. Там компания должна себя позиционировать как международная. Для российских компаний доступны рынки Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки».

Представитель компании «Доктор Веб» Максим Якушев о перспективах российских софтверных компаний, зарабатывающих на экспорте, заявил следующее: «Определенно можно говорить о продолжающемся росте отечественных решений. Такая тенденция сохранится в ближайшее время. Главное тут, чтобы не было «принуждения к инновациям». Дайте компаниям естественную среду для реализации своих амбиций, а рынок уже сам все отрегулирует. Сейчас мы видим спрос на зрелые отечественные решения, при этом это Open Source решения. Связано это и с тем, что хочется снизить зависимость от ПО западных вендоров, так и с широкими возможностями открытого ПО к интеграции».

Что касается того, на какие внешние рынки ориентированы российские софтверные компании сейчас, а на какие – в будущем, Максим Якушев заявил: «На внешних рынках российские софтверные компании подвергаются до сихпор серьезной дискриминации. Тенденций к изменению ситуации пока нет».

О будущем российских софтверных компаний, зарабатывающих на экспорте, генеральный директор ООО «Новые облачные технологии» (бренд «МойОфис») сказал следующее: «Есть востребованные локальные решения, типа 1С, которые тяжело продавать за пределами России и пример «Лаборатории Касперского» или Acronis, продукты которых легко дистрибутируемы во всем мире. Пропорция между заказной разработкой среди компаний, которые работают на внутренний рынок и на экспорт вряд ли поменяется. Это определяется спросом рынка».

Относительно внешних рынков, на которые сейчас и в будущем будут ориентированы российские софтверные компании, Дмитрий Комиссаров заявил: «Также не видим предпосылок к изменениям. Крайне маловероятно, что в обозримой перспективе произойдет переориентация отечественных софтверных компаний на другие рынки. Даже запрет в США на госзакупки продуктов «Лаборатории Касперского» не помешал компании сохранить объемы продаж и продолжить работу на американском рынке».

Источник: http://www.comnews.ru/content/120695/2019-07-09/rossiyskie-razrabotchiki-ne-zhivut-eksportom
Новости по теме
ЦРЧК и «РУССОФТ» запускают проект по постдипломной подготовке ИТ-специалистов
Huawei заинтересовалась российскими технологиями
В Петербурге поддержали создание кластера телекоммуникационного снабжения Арктики