English

Российскому бизнесу не обойтись без автоматизации бизнес-процессов

11 июля 2020

В России 68% руководителей считают, что автоматизация бизнес-процессов (RPA) необходима для того, чтобы их бизнес оставался конкурентоспособным. Это обусловлено значительной экономией времени, повышением точности и снижением затрат, о которых сообщили российские бизнес-лидеры. Таковы результаты ежегодного глобального исследования Blue Prism “Влияние цифровой рабочей силы на способность бизнеса к быстрому адаптированию и выживанию в новых условиях” (The Impact of a Digital Workforce on Business Agility & Survival). Согласно данным исследования, 62% опрошенных представителей российского бизнеса рассматривают RPA как решение глобальной проблемы производительности, а 94% респондентов – как движущую силу цифровой трансформации. 92% респондентов говорят о намерении внедрить и расширить возможности автоматизации в своих организациях, в то время как 81% опрошенных отметили, что RPA и/или автоматизация имеют решающее значение для масштабирования технологий, таких как ИИ, в их бизнесе. 94% опрошенных россиян считают, что крайне необходимо использовать RPA для поддержания непрерывности бизнеса и обеспечения более высокого уровня общей оперативности.

Результаты исследования свидетельствуют о положительной связи между автоматизацией, глобальной производительностью, способностью бизнеса к быстрому адаптированию и жизнестойкостью в новых условиях. Согласно опросу, 59% респондентов в России считают, что слишком много времени тратится на административные задачи, в то же время 66% руководителей видят в автоматизации решение глобальной проблемы производительности, а 86% опрошенных считают, что она также может помочь им удовлетворить требования заказчиков. Исследование Blue Prism показывает, что существует необходимость в переквалификации и обучении – более трех четвертей опрошенных россиян отметили, что есть навыки, которые они используют постоянно, такие как анализ данных и интеллектуальную обработку данных. Специалисты анализа и обработки информации в России чувствуют себя комфортнее, используя RPA – только 27% из них беспокоятся о связанных с этим потерях рабочих мест в ближайшие три года.

Исследование проводилось в России среди 100 ключевых лиц, принимающих решения в компаниях, и среди 507 специалистов в области анализа и обработки информации.

По сообщению регионального директора Blue Prism по России и развивающимся рынкам Тони Ли, пандемия ускорила автоматизацию ключевых направлений бизнеса клиентов, поскольку нужно уменьшить зависимость от человеческих ресурсов. “Выход на российский рынок происходит на ключевых секторах Blue Prism – в сфере финансовых услуг, телекоммуникаций и розничной торговли, где мы работаем с такими ведущими клиентами, как Сбербанк, Альфа-Банк, МТС, “Билайн”/”ВымпелКом”, “Дикси”, “Лента”, “Магнит” и многими другими. Российский рынок менее зрелый, чем некоторые другие, но очень быстро схватывает преимущества Blue Prism и интеллектуальной автоматизации”, – сообщает Тони Ли.

“Тренд на внедрение программных роботов на рынке не прекращается, несмотря на глобальную пандемию”, – считает руководитель направления центра компетенций по банковским технологиям компании “Техносерв” Михаил Андреянов. По его словам, вынужденная изоляция сказалась на проектах роботизации, но повсеместное внедрение технологий удаленного доступа эту проблему практически нивелировало. “На данный момент четко прослеживается тенденция к импортозамещению, и большая часть крупного бизнеса проводит пилоты по исследованию возможностей отечественных платформ. Чаще всего внедрения происходят в финансовом секторе и ретейле”, – утверждает Михаил Андреянов.

Эксперт по роботизации бизнес-процессов ИТ-компании “Крок” Карина Далуда отмечает, что, согласно исследованиям, объем рынка RPA превысил $1 млрд уже в 2019 г., а в 2020 г. ожидается рост более чем на 50%, а крупнейшие фонды вливают значительные инвестиции в разработчиков программной роботизации. “Мы видим, что количество и качество запросов на RPA-роботизацию изменилось: вместо интересной игрушки бизнес теперь видит в RPA надежный инструмент с быстрым возвратом инвестиций. Это связано как с простотой и скоростью внедрения, по сравнению с “тяжелой” автоматизацией в виде BPM или CRM, так и гибкой адаптацией под изменяющиеся бизнес-процессы. Первыми на отечественном рынке эти преимущества оценили финансовые организации: банки и страховые компании, а также телеком-операторы – отрасли, где довольно много рутинных операций, поддающихся автоматизации”, – рассказывает Карина Далуда. По ее оценке, основными барьерами на пути еще более широкого распространения RPA являются отсутствие собственных экспертных центров по RPA-роботизации, негативное восприятие со стороны сотрудников, которые опасаются, что их заменят роботы, и сложность поиска процессов для роботизации с существенным экономическим эффектом. Для преодоления последнего препятствия, по утверждению Карины Далуды, многими разработчиками созданы решения класса Process Mining или Process Discovery.

“Безусловно, RPA как технология сейчас очень востребована на рынке и спрос на решения на ее базе растет из года в год. Но в целом надо понимать, что технология RPA сама по себе практически не внедряется, а дополняется другими технологиями – например, искусственным интеллектом и машинным обучением. На мой взгляд, автоматизация, о которой идет речь в данном исследовании, как раз затрагивает решения на базе RPA и других технологий, которые в комплексе способны достичь того уровня автоматизации, который сейчас требует бизнес”, – считает руководитель направления заказной разработки Softline Станислав Маслов. Он убежден, что востребованность RPA на российском рынке растет. “Другое дело, что кризис по-разному повлиял на компании и разделил их на тех, кто оказался готовым с точки зрения своего ИТ-развития и тех, кто оказался совершенно к этому не готов. Компании, кто были готовы, спокойно перевели свои бизнес-процессы в дистанционный формат работы и продолжили развитие ИТ-проектов, в том числе и по роботизации. На их планы пандемия повлияла не сильно. С другой стороны, многие представители бизнеса оказались не готовы к удаленке. В момент перехода на новый формат работы, когда все ресурсы были брошены именно на это, многие проекты были приостановлены”, – добавляет Станислав Маслов.

Станислав Маслов утверждает, что автоматизация происходит быстрее там, где это актуально для бизнеса на данный момент. “Например, при внедрении новых бизнес- процессов, требующих от компаний определенных инвестиций, допустим вывода новых продуктов, или где необходим какой-то реинжиниринг существующих процессов, или автоматизация обусловлена необходимостью выживания компании, требованием быстро реагировать на запросы бизнеса, рынка, бэк-офиса. Именно в такие моменты с помощью RPA можно быстро адаптировать новые бизнес-процессы таким образом, чтобы они уже были автоматизированы”, – отмечает Станислав Маслов.

По его словам, сложнее и медленнее внедрение идет там, где процессы уже выстроены, являются устоявшимися и, соответственно, когда есть определенные встречные сопротивления со стороны представителей такого бизнеса. Размышляя о том, сохранится ли данная тенденция, Станислав Маслов подчеркивает, что бизнес постепенно приходит в себя и становится заметным, что заказчики (те, кто отложили решение по внедрению роботизации на время пандемии) возвращаются к этому вопросу. По мнению Станислава Маслова, в случае отсутствия второй волны коронавируса или его ярко выраженного влияния на рынок в III квартале 2020 г. ожидается резкий рост спроса на решения по роботизации.

Отвечая на вопрос, что является драйверами и барьерами востребованности RPA, Станислав Маслов сообщает, что способствует этому процессу то, что технология становится более доступной: на рынке появляется все больше платформенных решений, баз знаний и квалифицированных специалистов, релевантных кейсов внедрения. “Все это активно влияет на развитие технологии. Те компании, кто раньше боялись и рассматривали RPA как эксперимент, сегодня, опираясь на успешный опыт своих коллег по рынку, могут заняться внедрением сразу в промышленных масштабах, а не в рамках каких-то пилотных проектов. То, что автоматизация требуется бизнесу и это неизбежно, поняли уже все. Если еще два года назад многие смотрели с опасением на RPA, думали, что будет много издержек, связанных с поддержкой таких решений, или технология вовсе “не взлетит”, то сегодня все эти риски и опасения исчезли. Среди главных барьеров по-прежнему можно выделить человеческий фактор, мышление постепенно меняется, но пока не у всех. Если многие руководители уже понимают, что цифровая трансформация – неотъемлемая часть жизненного цикла любой современной организации, то остальные представители бизнеса все еще опасаются внедрения новых технологий и связанных с ними изменений в компании”, – говорит Станислав Маслов.

Директор по развитию web-технологий компании Artezio (входит в группу “Ланит”) Сергей Матусевич отмечает, что рост интереса к RPA в России, скорее всего, связан с текущей экономической ситуацией и пандемией, когда бизнесу нужно найти способы выживать в сложных условиях. “Мы видим, что компании ищут возможность инвестировать в технологии, чтобы обеспечить большую устойчивость собственного бизнеса”, – подчеркивает Сергей Матусевич.

По его словам, давно известно, что RPA, повышая эффективность бизнеса, может негативно повлиять на ситуацию с занятостью. Ведь фактически за счет RPA предприятия могут автоматизировать множество процессов, которые сейчас обслуживаются сотрудниками. Как результат – растет производительность труда и можно сократить издержки на персонал. Однако, по мнению Сергея Матусевича, к вопросу интеграции RPA-решений следует подходить комплексно. Автоматизация отдельных операций возможна, однако, автоматизируя множество операций и связывая их выполнение, можно добиться гораздо большего эффекта. Кроме этого, RPA в связке с искусственным интеллектом показывает часто более впечатляющий результат, ведь с ИИ машина может обучаться и отклоняться от инструкций, принимая решения.

“В отраслях, где бизнес-процессы завязаны на обработку цифровых данных, автоматизация происходит быстрее. На предприятиях, где необходимо автоматизировать производственные процессы с меньшим уровнем использования “цифры”, часто речь идет о комплексных аппаратно-программных решениях. Их применение будет более затратным и медленным. Наибольшее распространение RPA получит в ИТ-компаниях, в проектах, которые обеспечивают сбор и обработку данных. Также можно говорить об RPA в процессах оценки и набора сотрудников, автоматизации функций электронного документооборота. На самом деле, серьезных ограничений для RPA нет, но только при условии внимательного изучения и проектирования решений”, – считает Сергей Матусевич. Согласно его утверждению, драйвером любых решений по автоматизации бизнеса выступает экономика предприятий. “Любой бизнес ориентирован на прибыль, а значит, заинтересован меньше тратить и больше зарабатывать. Компании нельзя мотивировать призывом к инновациям, должна быть реальная выгода от внедрений. Сейчас RPA переживает взлет благодаря пандемии и пониманию компаний, что денег у них становиться меньше, а значит, нужно обеспечить или рост продаж, или сокращение расходов. С точки зрения сокращения расходов RPA – это выход. Другой вопрос – это изменение задач у людей, которых заменит робот. На западе таким сотрудникам предлагают более креативные задачи. В России бизнес может проигнорировать такой подход и стремиться только к сокращению затрат”, – отмечает Сергей Матусевич.

Источник
Новости по теме
Бумажно-цифровая экономика
В России ограничили внесение наличных на анонимные кошельки и проездные
Мишустин: железнодорожники — лидеры в освоении цифровых технологий