English

Рынок связи не хочет платить за "Доступный интернет"

06 июня 2020

В чет­верг, 4 и­юня, в рам­ках он­лайн-сес­сии ком­па­ний-ор­га­низа­торов IVA Technologies и Inoventica, опе­рато­ры свя­зи и эк­спер­ты рын­ка об­су­дили проб­ле­мы фе­дераль­но­го про­ек­та “Дос­тупный ин­тернет”. Кто и сколь­ко зап­ла­тит за пре­зидент­скую ини­циа­ти­ву, как и ка­кие се­тевые ре­сур­сы дей­стви­тель­но сто­ит пре­дос­тавлять всем граж­да­нам Рос­сии бес­плат­но – ComNews пе­рес­ка­зыва­ет са­мые ин­те­рес­ные те­зисы встре­чи.

Откуда возник “Доступный интернет”

В январе 2020 г. президент Владимир Путин в ежегодном послании к Федеральному Собранию предложил “обеспечить на территории страны бесплатный доступ к социально значимым ресурсам”. Операторы видят в инициативе риски для бизнеса, сравнимые с законом Яровой. Задачу президент поставил правительству Российской Федерации. Оно должно было подготовить доклад и представить документ до 1 июня этого года. Правительство доклад не представило. Обсуждение проекта по отмене оплаты услуг связи прошло. Что подразумевается под социально значимыми ресурсами – в документе не сказано, критерии отбора сетевых страниц не обозначены.

Президент поручил запустить проект “Доступный интернет” в июне. Глава Минкомсвязи Максут Шадаев 1 апреля доложил Владимиру Путину, что пилотный проект запустили. К эксперименту подключились пять крупнейших операторов связи: ПАО “Ростелеком”, ПАО “МТС”, ПАО “МегаФон”, ПАО “ВымпелКом”, АО “ЭР-Телеком-холдинг”. Тесты продлятся до 1 июля. Список ресурсов для пилота предоставила Минкомсвязь.

Зачем россиянам бесплатный доступ

“С моей точки зрения, логика этого предложения заключается в необходимости использовать госресурс, чтобы создавать новые каналы коммуникации граждан на информационных площадках, по аналогии со звонками на номер 112, для безопасности государства и граждан”, – предположил исполняющий обязанности генерального директора ФГБУ “Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина”, экс-сотрудник “Ростелекома” Павел Терещенко.

Он считает, что стоило начинать “Доступный интернет” не с опытной зоны, а с нормативно-правовой базы: прописать, что такое “социально значимый ресурс” и какими характеристиками он должен обладать. Эксперт в разговоре вспомнил, что в список Минкомсвязи два раза попала интернет-страница телеканала “Звезда”.

По словам Павла Терещенко, из-за нехватки времени и смены команды в Минкомсвязи документ не успели подготовить как следует. “На уровне министра и чуть пониже, наверное, произошел сбой с точки зрения подготовки документа. Я знаком с Максутом Шадаевым, нынешним главой Минкомсвязи, и уверен, что его подпись под этим приказом могла появиться только во временном цейтноте, когда он физически не успел разобраться и посмотреть документ”, – сказал Терещенко.

В список Минкомсвязи вошел 391 ресурс. В нем есть “Погода”, “Поисковики”, “Онлайн-медиа и новостные агрегаторы”, “Авто”, “Культура, искусство и литература”, “Образование и обучение”, “Здоровье”, “Наука”, “Спорт”, “Госорганы и сервисы”, “Справочные системы”, “Работа и карьера”, “Финансы”, “Агрегаторы и маркетплейсы”, “Социальные и волонтерские сервисы”, “Доставка” и “Карты, транспорт”, “Социальные сети и сообщества”, “Электронная почта, мессенджеры и облачные хранилища файлов”.

“Удовлетворение праздного интереса граждан к тем или иным ресурсам по модели бесплатного доступа – это неправильно, – убежден Павел Терещенко. – Я понимаю, удовлетворение бесплатного доступа граждан к сайту “Безопасный город” Иркутской области… А доступность любых ресурсов, которые попадают под какой-то там критерий… Если это доступность в интересах культурно-образовательного развития граждан, тогда это надо действительно связывать с реализацией конституционных прав. Критерии и состав экспертов, которые определят списки ресурсов, должны быть понятны с точки зрения государственных задач. Я не зря сказал про систему “112”. Операторы пропускают этот трафик бесплатно, но здесь есть конкретная понятная задача. Если у “Доступного интернета” будет конкретная цель – я за. Но не должна быть доступность как вседозволенность”.

По мнению коммерческого директора IVA Technologies Максима Смирнова, “социально значимыми сервисами” могли бы называться как продуктовые интернет-магазины, так и онлайн-аптеки. “В моем понимании, – сказал директор направления “Ростелекома” Павел Рассадин, – образование и медицина должны быть в списке, а не информационные сервисы”.

Что будет, если “Доступный интернет” появится

“Если закон примут, то поменяется модель отрасли, изменится потребительское поведение. Возникнут колоссальные экономические издержки. Хотелось бы понять эти новые экономические модели и кто в итоге будет платить за банкет”, – опасается советник генерального директора ОАО “МТТ” Евгений Чечельницкий. Эксперты и игроки рынка считают, что пока не будет понимания, как изменится модель поведения потребителей, оценивать масштаб перемен сложно, как и масштаб обязательств, которые готово взять на себя государство.

“Кооперация участников возможна через создание производственных консорциумов. Одним из таких консорциумов является Автономная некоммерческая организация “Телекоммуникационные Технологии” (АНО ТТ), которая консолидирует российские компании в производственные цепочки с целью получения отечественных продуктов, удовлетворяющих требованиям конечного заказчика (операторов связи, министерств и регуляторов). В дальнейшем данные продукты могут быть применены в таких проектах как “Доступный интернет” и другие”, – прокомментировал директор направления ПАО “Ростелеком” и директор по аналитике АНО ТТ Павел Рассадин.

Павел Терещенко предположил: чтобы сделать бесплатный доступ в Сеть, нужно будет не только скооперироваться операторам, но и значимым ресурсам. Последние, по его мнению, должны нести расходы по проекту. “По результатам эксперимента надо понять, а сколько же трафика накапало на эти социально значимые ресурсы. Ходили на них люди или не ходили? Кому что бесплатно досталось? Кому за деньги? Надо пощупать, что есть эти расходы и в какой плоскости возможна их компенсация? Субсидирование оператора? Субсидирование пользователя? Ну и третий вариант – брать деньги с источников контента”, – предлагает бывший сотрудник “Ростелекома”.

С точки зрения предоставления оператором самого трафика ничего не поменяется, говорит Павел Рассадин и добавляет, “что социально значимо для государства, то оно и должно оплачивать”. Если задача ставится как социальная, соглашается Максим Смирнов, то задачу должны спонсировать власти.

“Если мы заходим и оплачиваем на интернет-ресурсе штраф, или на сайте записываем детей в детский сад, или там получаем пособие, участвуем в судебном процессе, результатом которого является вынесение приговора, или если решаем онлайн налоговые споры – то это и есть для нас провайдер социально значимой услуги. Вот это и есть социально значимый ресурс. Потому что взаимодействие с этим ресурсом порождает для пользователя социально значимые последствия”, – объясняет генеральный директор Inoventica Виталий Слизень.

Павел Терещенко предложил обратить внимание на перечень “Госуслуг” и расширить список сервисов на базе портала. Павел Рассадин считает, что в рамках регулятора государство могло бы так отслеживать безопасность услуги и информации, авторизацию пользователя.

“Я бы обратил внимание на жизненно необходимые ресурсы и процессы. В условиях пандемии – это, например, услуги онлайн-образования, получить цифровой пропуск, записаться к врачу, обратиться в банк, заплатить за коммунальные услуги. Мне кажется, что начать можно с этого”, – отметил советник гендиректора МТТ.

“Для реализации такого масштабного проекта как “Доступный интернет” должна быть выстроена технологически независимая инфраструктура, основанная максимально на российских продуктах. ПАО “Ростелеком” уже обладает положительным опытом по тестированию и внедрению отечественных решений”, – добавил Павел Рассадин.

Источник
Новости по теме
Неделя открытых презентации Национально премии «Приоритет»
В СК может появиться бесконтактный комплекс определения эмоционального состояния человека
19 октября 2020
Грант-при