English

Тенденции и перспективы цифровой трансформации предприятий и органов власти

16 сентября 2021

По мнению президента НП РУССОФТ Валентина Макарова, 2020 год стал переломным для цифровой трансформации. «Пандемия привела к экспоненциальному росту дистанционных коммуникаций, которые стали приоритетным образом применяться для обеспечения удаленной работы персонала, торговли, обучения, развлечений и участия в культурных мероприятиях. В результате, процесс цифровой трансформации, который некоторым казался красивым лозунгом, стал реальностью», — заявил он на сентябрьском пресс-клубе РУССОФТ «Цифровая трансформация: тренды и перспективы».

Валентин Макаров также отметил, что, несмотря на снижение общей экономической активности, благодаря росту продаж в сегментах экономики, связанных с цифровой трансформацией, в целом объем российского рынка ПО и услуг по его разработке вырос в 2020 г. в рублях на 16,5% (хотя в начале пандемии падение продаж составляло десятки процентов в течение более полугода). Объем зарубежных продаж в рублях также вырос на 16%, а в долларах — лишь на 4,3% (вместо роста в 17,5% в 2019 г., что связано с общемировым кризисом, вызванным пандемией).

А ещё президент РУССОФТ сообщил, что в минувшем году рост продаж российских продуктовых и сервисных компаний, участвующих в проектах цифровой трансформации, составил десятки процентов (от 20 до 80%). Благодаря этому, доля российских компаний на рынке продуктов цифровой трансформации выросла в несколько раз (например, в сегменте видеоконференцсвязи увеличилась с 5 до 15-20%). По его мнению, быстрый рост продаж продукции компаний в сегментах ПО, обеспечивающих переход к киберфизическим системам, в которых Интернет вещей и искусственный интеллект не только замещают рутинный труд персонала, но и качественно повышают качество процессов, привел к тому, что российские производители продуктов активно вышли на мировой рынок, тесня зарубежных конкурентов и завоевывая свои ниши.

Валентин Макаров также обратил внимание на то, что резкое расширение применения удаленной работы программистов привело к выравниванию оплаты труда по всем регионам России до уровня двух столиц и городов миллионников. На этот тренд наложился рост рынков цифровой трансформации и соответствующее увеличение потребности в ИТ-специалистах, что вызвало резкое обострение дефицита кадров, способных участвовать в проектах цифровой трансформации.

Тренды и перспективы

Заместитель генерального директора EPAM Артак Оганесян, характеризуя текущий момент, выделил пять ключевых технологических трендов:

  1. переход на цифровые каналы для взаимодействия не только с клиентами, но и с сотрудниками, роботизация для сокращения ручного труда;
  2. рост внедрения открытого ПО из-за импортозамещения, необходимости снизить затраты и быстрее адаптироваться к изменениям;
  3. рост спроса на построение платформ данных, MО- и ИИ-проекты и облака из-за роста объемов собираемых данных и развития IoT;
  4. развитие цифровых экосистем, «уберизация» самых разных аспектов деятельности, когда все больше бизнесов втягивается в орбиту таких центров притяжения, как «Яндекс», «Сбер», Mail.ru Group, «Тинькофф» и др.;
  5. рост интереса к концепции устойчивого развития ESG и переход к реальному внедрению ИТ-инструментов для ее поддержки.

Глобальный рост интереса к ESG-повестке, а также наличие реальных кейсов внедрения ИИ-инструментов для поддержки этой концепции отметил и генеральный директор группы компаний ЦРТ Дмитрий Дырмовский. Кроме того, он выделил такие тренды:

  • пандемия спровоцировала инвестиции в цифровизацию. Фокус сместился с технологических прорывов к решению насущных задач, что привело к масштабированию доказавших эффективность кейсов;
  • аудитория адаптировалась к общению с голосовыми и текстовыми помощниками. Государства и бизнес по всему миру будут наращивать внедрение виртуальных ассистентов в свои процессы;
  • роботы будут все «умнее»: разработчики уходят от детерминированных алгоритмов к нейронным сетям;
  • будущее лицевой биометрии — за платформами AVI (Actionable Video Intelligence), которые позволяют двигаться от базовой к более сложной аналитике, в том числе — предиктивной;
  • внимание государства будет стимулировать нормативное регулирование биометрии. Это позволит нивелировать бесконтрольное ее применение, усилить защиту данных. Обновления могут потребовать от ключевых игроков рынка быстрой адаптации и скорости реакции;
  • рост интереса к этике применения ИИ.

А вот три тренда цифровой трансформации, которые перечислил исполнительный директор и член совета директоров NAUMEN Игорь Кириченко:

  1. интеллектуализация любого ПО для того, чтобы убрать рутину из процесса. Чтобы человек, который работает с ПО, выполнял только творческую функцию. Всё остальное будут делать различные цифровые помощники внутри ПО. Это уже есть в системах документооборота, например, автоклассификация и категоризация документов. Это есть в ПО для колл-центров, например, цифровой суфлер, который заполняет озвученный клиентом адрес доставки вместо оператора;
  2. развитие платформ Low-code, позволяющих снизить нагрузку на разработчиков ПО и облегчить процесс «переделки» софта;
  3. возникновение нового класса ПО — работа со смыслом. Это отдельный класс семантического ПО, который позволяет решать смысловые задачи, искать противоречия, коллизии. Помогает делать из разрозненных документов связанную базу через кросс-линкование, которое формируется автоматически по смыслу слов, с учетом синонимов и т. д.

К перечисленным выше трендам генеральный директор IVA Technologies (ИВКС) Станислав Иодковский добавил стремительный рост российского рынка унифицированных коммуникаций (UC). По его данным, объем этого рынка в России в 2020 г. превысил 300 млн. долл., что примерно на 30% больше, чем в 2019 г. При этом, если в 2018-2019 гг. на российские UC-решения приходилось не более 5%, то в 2020 г. данный показатель составил примерно 15-20%.

Безопасность

Не секрет, что важным последствием цифровой трансформации и перехода к удаленным режимам коммуникаций стал качественный рост требований к обеспечению кибербезопасности. «В целом требования к кибербезопасности оформились в новую парадигму, которая основывается на принципах проактивного противодействия внешним угрозам, интегрированной безопасности информационных систем, доверенной среды, предусматривающей доверенные программный и аппаратный компоненты информационной системы, а также доверенные средства проектирования и программирования того и другого», — рассказал Валентин Макаров.

Интересные цифры, характеризующие положение дел в области информационной безопасности предприятий и организаций, привел председатель совета директоров «СёрчИнформ» Лев Матвеев.

Из проведенного компанией исследования следует, что в минувшем году в РФ с утечками информации столкнулись 58% опрошенных компаний. В то же время системы для борьбы с утечками информации (DLP) использовали лишь 31% респондентов.

Источник
Новости по теме
В фокусе конференции OS DAY – взаимодействие отечественных разработчиков программных и аппаратных платформ
В Минцифры подготовили вторую часть разъяснений по использованию налоговых льгот в ИТ
Колхозом по багам