English

Венчурный домик: инвесторы предложили Путину построить фонд фондов

13 марта 2020

Во время встречи с президентом России основатель Almaz Capital Partners Александр Галицкий предложил создать фонд фондов силами госкорпораций и частных фондов, который будет вкладывать деньги в другие специализированные венчурные фонды разной направленности.

По словам инвестора, венчурному рынку необходимо обеспечить высокие темпы потребления инноваций. Чтобы это сделать, по мнению Александра Галицкого, нужно задействовать венчурный потенциал госкомпаний, которые стали за прошедшие годы основными владельцами активов и потенциальными покупателями российских стартапов.

«То, что нужно делать в России, что будет разумным шагом, — это создание как раз так называемых фондов фондов, когда госкорпорации и стратеги, и может быть пенсионные фонды и страховые компании, как это делается в целом мире и в других странах, станут создателями этих фондов, а уже эти фонды фондов будут вкладывать деньги в специализированные венчурные фонды, по направлениям», — сказал Александр Галицкий Владимиру Путину.

Основатель RTP Global Леонид Богуславский говорит, что, кроме того, нужна сильная пропаганда предпринимательства, историй успеха россиян, которые добились значительных результатов в ИТ-бизнесе. Инвестор во время встречи предложил проектно усилить господдержку ИИ, индустриальных и цифровых технологий, робототехники и новых материалов. Также увеличить количество венчурных фондов и развивать государственно-частные партнерства.

Леонид Богуславский считает, что необходимы новые инновационные центры высоких технологий в Петербурге, в Сибири, на Дальнем Востоке. В этих центрах, сказал он, должен быть особый налоговый режим и возможность приема на работу иностранных специалистов. Инвестор отметил, что нужно создавать исследовательские и инженерные лаборатории в армии, где новобранцы смогут проходить службу, занимаясь высокими технологиями.

Фонд фондов мог бы стать одним из эффективных инструментов нацпрограммы «Цифровая экономика». При условии, если в него вовлечь длинные институциональные деньги — пенсионные и страховые, уверен генеральный директор Skolkovo Ventures Владимир Сакович. «Целесообразно повысить требования к уровню инновационности крупных корпорации. Формулировать его не только в доле закупок внешней инновационной продукции, но и в доле инновационной выручки. В экономике повысится конкуренция за лучшие разработки и проекты, таким образом увеличится количество выходов, «экзитов», и венчурный рынок станет более полноценным», — сказал он.

По словам Владимира Саковича, при создании нового фонда фондов важно учесть опыт уже существующих на рынке госструктур, а именно АО «РВК», «Роснано», «ВЭБ Инновации», которые инвестируют во внешние фонды. «Важно при поддержке государством венчурного рынка, через фонд фондов, четко разделить функции инвесторов фондов и управляющих этим фондами. Либо ты инвестор, либо управляющий. Сейчас эти функции иногда совпадают в лице одной организации, что не соответствует классической логике фондового бизнеса. Об этом говорил Александр Галицкий», — отметил представитель Skolkovo Ventures.

Президент ассоциации «Руссофт» Валентин Макаров уверен, что необходимо принимать меры стимулирования использования стартапами российской юрисдикции для развития. «К сожалению, существует обширная практика вывода венчурными капиталистами стартапов вместе с их интеллектуальными правами в зарубежные юрисдикции. Отчасти это объясняется рисками применения санкций против всего российского, отчасти — гораздо более сильной защитой интеллектуальных прав в ряде зарубежных юрисдикций», — объясняет эксперт.

Однако есть и внутренние барьеры, которые может устранить государство. Это касается устранения НДС с затрат компаний на проведение зарубежного маркетинга и кардинального снижения налога на прибыль, до 2-5%, для экспортно ориентированных компаний — как это сделано в Сингапуре и других странах, которые стимулируют экспорт, добавляет Валентин Макаров.

По его мнению, в армии целесообразно воспользоваться опытом программы DARPA в США по вовлечению в коммерческий оборот результатов инновационной деятельности (РИД), полученных по гособоронзаказу (ГОЗ). «Нужно создать специализированные фонды, по примеру Stanford Research Institute, которые бы имели необходимые полномочия и ответственность для коммерциализации РИД по ГОЗ. При этом права на РИД должны даваться конкретным авторам-исполнителям, которые и должны формировать стартапы с помощью этого фонда. Примеров продуктов, созданных на основе результатов военных исследований в Stanford Research Institute, не счесть. Один из самых известных — голосовой помощник Siri», — напомнил Валентин Макаров.

Аналитик «Финам» Леонид Делицын напоминает, что РВК создавалась именно под идею фонда фондов, однако потом от нее отказались. Основная причина такого решения — недоверие контролирующих структур к использованию госденег менеджерами фондов. «Это недоверие имеет под собой и объективную основу. Поскольку менеджеры фондов иногда смотрят на государственные средства как на легкий способ подправить ситуацию в более широком портфеле проектов, включая какие-нибудь посторонние оплошности. Однако часть проблемы заключается и в том, что государство, как заказчик, по большому счету ищет не способ построить венчурную индустрию на горизонте 20-40 лет, а новую скважину, из которой какая-нибудь новая нефть хлынет прямо сейчас», — поделился мнением представитель «Финама».

Фонд фондов — структура, где менеджеры частных компаний вкладывают госденьги, а результаты их работы оценивает не частный владелец, а аудитор. Как объясняет Леонид Делицын, аудитор оценивает результаты, исходя из других критериев, нежели частное лицо. «Компанию, которую менеджеры фонда могут оценивать в миллиарды, аудитор, руководствуясь формальными правилами, оценит в 10, а то и 50 раз дешевле. После чего сделает вывод о том, что народные средства были разбазарены или украдены. Поэтому идея фонда фондов остается красивой, а ее реализация — проблематичной», — сказал он.

По словам эксперта, проблем у российского венчурного рынка гораздо больше, чем озвучили инвесторы на встрече с Путиным. Одна из важнейших — в других странах, таких как США и Китай, уже существуют производители, у которых есть опыт вывода на глобальные рынки высокотехнологичной продукции. «Зачастую это требует и миллиардов долларов, и опыта, и уже построенной сети сбыта. Даже угадав, в какую технологию лучше вложиться, российский инвестор может не иметь достаточно средств, чтобы потом вывести разработку на рынок. А крупная российская корпорация, сравнивая шансы российских и зарубежных новаторов, в общем-то, имеет полное право сделать выбор в пользу какого-нибудь решения, разработанного в другой стране», — рассуждает Леонид Делицын.

В такой ситуации венчурные инвесторы готовы ехать в Кремниевую долину и там вливаться в пул из десятков фондов, которые вкладываются вместе с самыми крупными и влиятельными фондами. Так инвесторы снижают риски, при этом вкладываясь в новые технологии. В России такой подход пока не работает, потому что такой долины нет.

Источник
Новости по теме
Разработчики ПО и участники IT-бизнеса призывают включиться в борьбу с эпидемии эпидемией COVID-19
Открытая инициатива помощи разработчиков ПО и участников IT-бизнеса "В одной лодке"
Zecurion вступил в «РУССОФТ»