English

«Возникают серьёзные проблемы»: бизнес — о падении рубля

11 октября 2020

К коронавирусным неприятностям петербургского бизнеса прибавилась еще одна — девальвация рубля. В последнее время она резко усилилась. В начале минувшей недели курс доллара к рублю превысил 79 рублей, а евро — 93 рубля. Причем эксперты (как мировые, так и российские) считают, что эта тенденция быстро не исчезнет, а продлится как минимум до выборов президента США, поскольку неопределенность их итогов увеличивает риски, в том числе и валютные.

РБК Петербург попросил представителей компаний, зависящих от курса, поделиться соображениями о влиянии девальвации на их бизнес. Целый ряд компаний ответили, что серьезных последствий пока не наблюдают, другие указали лишь краткие резюме.

Так, гендиректор торговой компании «1000 и одна туфелька» Олег Герасимов сообщил: «По всем показателям есть снижение. Новые проекты заморожены. Помимо этого, у нас увеличилась фискальная (налоговая) нагрузка». А Темур Аминджанов, президент промышленной компании НПО «СтарЛайн», у которой все оборудование и практически все комплектующие иностранные, а договоры с потребителями продукции номинированы в рублях, заявил, что девальвация довольно сильно повлияла на его бизнес и что, вообще, «девальвация выгодна только сырьевым экспортерам, а для производства — губительна».

Программные разработчики, в свою очередь, объяснили, как девальвация сравняла зарплаты в регионах со столичными, а брокеры рассказали об угрозах импортеров уйти «в минус».

Альберт Суфияров, владелец ГК «Нева Милк»:

«Девальвация рубля приводит к снижению нашей маржи, а значит, прибыли. Курс рубля влияет на нашу компанию (как, впрочем, и на все компании нашей отрасли) главным образом через импорт производственного оборудования, упаковки и сырья (компонентов для изготовления сыров), которые приобретаются в основном в Европе за евро. Хотя появляются российские производители качественного оборудования и упаковки, их пока очень мало, эта продукция не может серьезно удовлетворять потребности отрасли и она остается сильно зависящей от импорта.

Мы экспортируем небольшую часть нашей продукции, но в основном не в дальнее зарубежье, где расчеты ведутся в долларах (туда идет очень малая доля нашего экспорта), и не в еврозону, а в страны СНГ, где цены поставок привязаны к рублю. Из-за этого при девальвации рубля наша экспортная выручка не увеличивается. В результате экспорт не компенсирует наши потери от импорта при девальвации рубля. Закладывать эти потери в цены продукции мы по большому счету не можем. Покупательская способность населения сейчас низкая и хотя есть инфляция, мы можем лишь эпизодически немного увеличивать цены.

Обычные, текущие, импортные поставки захеджированы, так что внезапные колебания курса не сильно влияют на наш текущий бизнес. Впрочем, они влияют на рентабельность нашего бизнеса.

«Хотя появляются российские производители оборудования и упаковки, эта продукция не может серьезно удовлетворять потребности отрасли и она остается сильно зависящей от импорта»

Серьезные проблемы возникают при планировании новых проектов. Заметные колебания курса вносят неопределенность. В частности, когда мы планировали новые проекты, евро стоил 80 рублей, а сейчас он вырос до 93 рублей. Это серьезный рост — и нам приходится сейчас думать о пересмотре планов. Приходится переписывать бизнес-планы. А это непростая история — приходится проводить новые согласования с партнерами, в частности, с банками, у которых мы берем кредиты и закупаем валюту для импортных поставок. В результате процесс может занять несколько месяцев. А некоторые проекты придется, наверное, даже отложить до лучших времен».

Валентин Макаров, президент некоммерческого партнерства разработчиков программного обеспечения «РУССОФТ»:

«Те, кто работает на экспорт, получили ощутимую прибавку доходов в рублях, потому что цены заграничных контрактов как правило номинированы в долларах или евро. Повысилась и конкурентоспособность российских компаний на мировых рынках — они могут теперь на конкурсах выставлять более низкие цены, примерно на 10%, и, соответственно, чаще побеждать.

Выделить какие-то сектора, которые выиграли особенно сильно, я не могу. Российские компании представлены во всех секторах IT, имеют хороший спрос в мире. Компании в наиболее энергично развивающихся сейчас направлениях растут независимо от девальвации, вместе с мировым рынком — это удаленное образование, удаленная работа, телемедицина и др.

«Повысилась и конкурентоспособность российских компаний на мировых рынках — они могут теперь на конкурсах выставлять более низкие цены»

Всплеск девальвации понизил конкурентоспособность компаний, работающих преимущественно на российском рынке, поскольку их доходы не изменились, а у некоторых даже упали вследствие сокращения заказов в ряде сегментов из-за коронавирусных проблем. Они начинают серьезно проигрывать экспортирующим компаниям на рынке труда в борьбе за кадры. Дефицит кадров в нашей отрасли по-прежнему велик, а разрыв в уровне зарплат экспортеров и компаний, работающих на внутреннем рынке, из-за девальвации возрастает, и это увеличивает стимулы квалифицированных разработчиков переходить в компании-экспортеры.

Девальвация усилила еще один коронавирусный эффект. В нашей отрасли все поняли, что при правильной организации процесса работа на удаленке не снижает эффективность. Поэтому московские и петербургские компании стали усиленно нанимать сотрудников в самых разных регионах. Поскольку запрос на таких «удаленных разработчиков» стал очень высок, и они стали получать десятки предложений, их запросы по зарплате в регионах быстро стали «столичными». В результате стоимость труда в регионах в целом серьезно повысилась. Разработчики местных компаний (в том числе, местных подразделений столичных компаний) стали требовать от своих работодателей таких же зарплат, угрожая переходом в столичные компании, на которые они теперь могут работать удаленно, не переезжая в столицы. Поскольку дефицит кадров по-прежнему острый, работодатели вынуждены соглашаться — особенно экспортеры, у которых из-за девальвации появились такие возможности. В результате зарплаты в регионах практически сравнялись со столичными. Это заметно повысило издержки компаний, поскольку зарплаты составляют основную (до 80% и более) долю в структуре затрат в нашей отрасли.

«Поскольку запрос на «удаленных разработчиков» стал очень высок, их запросы по зарплате в регионах быстро стали «столичными»

Все эти обстоятельства требуют усилить работу по подготовке и переподготовке кадров. До сих пор эту деятельность в интересах всего рынка компании ведут за счет прибыли, на свой страх и риск, стараясь поддержать рынок труда. В этой обстановке государству можно было бы постараться найти пути для стимулирования переподготовки кадров из других отраслей, подверженных увольнениям из-за цифровой трансформации, в ИТ-специалистов силами самих компаний разработчиков ПО».

Никита Демидов, директор филиала «Центральный. Брокер» ФГ «БКС» (Санкт-Петербург):

«Влияние девальвации рубля на компании малого и среднего бизнеса можно оценить, скорее, как негативное. Любые резкие изменения курса национальной валюты разбалансируют корпоративные процессы бюджетирования и финансового планирования, так как вынуждают накапливать резервы на покрытие курсовых границ и пересматривать инвестиционные планы. Движение национальной валюты за последнее полугодия с 81 до 68 рублей и, обратно, до 80, можно с полной уверенностью отнести к значительным колебаниям. Только за третий квартал текущего года национальная валюта потеряла к доллару более 6 рублей.

Основными бенефициарами девальвации являются экспортеры и компании, ориентированные на импортозамещение. Потребители товаров изменяют структуру потребления и покупают больше отечественных товаров, что позитивно для российского бизнеса. Для экспортеров сырьевых товаров преимущество девальвации не так очевидно, по причине изменений в налоговом законодательстве (в первую очередь, речь идет о повышении в 3,5 раза рентного коэффициента к ставке налога на добычу природных ископаемых — НДПИ).

«Компании, ориентированные на импорт с относительно низкой операционной рентабельностью могут при таких колебаниях курса привезти товар «в минус»

Процедуры управления валютными рисками (хеджирование), которые можно рекомендовать в таких ситуациях, не все компании могут себе позволить по причине дополнительных затрат. Бизнес, который закупает импортное сырье, комплектующие или планировал модернизировать оборудование, также несет дополнительные потери от ослабления курса рубля.

Наибольшие потери от девальвации испытывают компании, ориентированные на импорт с относительно низкой операционной рентабельностью, поскольку они могут при таких колебаниях курса привезти товар «в минус» и поставить под угрозу существование бизнеса».

Дмитрий Панов, координатор «Деловой России» по СЗФО, председатель Санкт-Петербургского отделения «Деловой России»:

«Из-за высокой волатильности на валютном рынке и ослабления курса национальной валюты серьезные негативные последствия начали испытывать предприятия и организации, чей бизнес ориентирован на импорт, особенно те, кто работает с отсрочкой платежа. Компании, в том числе входящие в нашу организацию, вынуждены осознанно задерживать оплату за получаемый товар в надежде на скорейшую стабилизацию курса валюты и её возвращения к значениям июня-августа этого года.

Дальнейшее продолжение деятельности таких компаний с сохранением занятости напрямую зависит от того, насколько быстро курс вернется на прежние позиции.

На сегодняшний день нам известно о крайне небольшом количестве предпринимателей, так или иначе связанных с импортной деятельностью, чья текущая операционная рентабельность покрывала бы возникшую в результате ослабления национальной валюты курсовую разницу.

Девальвационный прирост стоимости достаточно трудно переложить на потребителей по причине снижения потребительского спроса. В этих условиях взвешенную политику проводит ЦБ РФ, который обозначил сроки и размеры валютных интервенций через продажи иностранной валюты при подходе курсов к локальным историческим максимумам».

Источник
Новости по теме
Экспорт мотает на курс
"Большой Брат Следит За Тобой": Чипирование - Миф Или Реальность?
Пресс-релиз: Российские разработчики хотят лучше узнать японский, французский и бразильский рынки, 20 октября 2020